Говорит Москва

14:38 Июль 21, 2017

Памяти Честера Беннингтона

Ведущий «Музыкального бюро» на «Говорит Москва» Антон Лемесев рассуждает о смерти солиста Linkin Park

Для многих из тех, чья молодость пришлась на конец 90-х-начало нулевых, Linkin Park была и остается культовой группой. Коллектив, который смешал в своих песнях рок, электронику и поп-музыку, безусловно, определили звучание небольшой, но громкой эпохи альтернативного рока. Конечно, никто точно не скажет, в чём же была альтернативность такой музыки, но, то, что у Честера Беннингтона, который вчера покончил с собой, был шанс дать развитию событий другой ход – это определенно точно.

Честер был двигателем и сердцем Linkin Park, несмотря на то, что не числится в рядах основателей коллектива. Его знакомство с Майком Шинодой и Брэдом Дэлсоном состоялось по случайности – музыканты группы Xero узнали о талантливом парне из Аризоны. Они попросили его записать свой вокал на кассету, а когда впервые услышали то, что на был способен Беннингтон – без лишних раздумий приняли его в свою группу.

Безусловно, когда мы говорим Linkin Park, то в первую очередь вспоминаем этап их становления. Действительно, альбомы Hybrid Theory и Meteora породили самые хитовые песни группы: проникновенную, исполненную апокалиптической тревоги In The End, без всяких сомнений культовую Numb, которая узнается с первых нот любым ныне двадцатилетним. И без исключения каждая песня группа не мыслится без характерного, кричащего, но одновременно трогательного вокала Беннингтона.

Почему же Linkin Park так точно попали в нерв поколения? Во-первых, они всегда верили в силу синтеза жанров, и тут я с ними полностью согласен. Как ни крути, но группа создала своё, быть может, далеко не уникальное, но своеобразное звучание. Во-вторых, они всегда использовали точный и образный визуал в своих клипах, полных образов отрешённых подростков, тревоги и депрессии. Да, Linkin Park никогда не ассоциировались с чем-то солнечным и бесконечно радостным, но и беспросветно депрессивной их раннее творчество назвать язык как-то не поворачивается. А в-третьих, Linkin Park нашли те самые простые, но попадающие точно в цель электро-панковые сочетания рифов.

В России эта группа стала по-настоящему народной. Она объединила вокруг себя неформальную молодежь различных субкультур, когда они ещё действительно что-то да значили.

Конечно, к 2017 году Linkin Park подрастеряли пыл. Их музыка стала откровенно попсовой, коммерческой, бездушной. Многие фанаты недоумевали, но я уверен – прибавились и новые, которым пришлось по вкусу более сглаженное и обтекаемое звучание нового материала группы.

Очевидно, что тот момент, когда в жизни Беннингтона что-то пошло не так, начался не вчера и даже не год назад. В своих интервью музыкант откровенно рассказывал, что в день употреблял по 11 таблеток кислоты, а также одновременно сидел на крэке и метамфетамине. Новые альбомы, видимо, не проносили ему творческого удовлетворения. И при всем при этом он продолжал жить семейной жизнью – удочерял детей, а также давал жизнь новым.

Но почему же его финал оказался таким? А он получился бесславным. Разумеется, музыканты вообще часто заканчивали подобным образом. Здесь на память приходят другие похожие трагедии – смерть Кобейна или Йена Кёртиса. Но вот, после самоубийства, Беннигтона, почему опять хочется схватиться за голову и спросить – почему же всё получилось настолько абсурдно?

Из смерти Честера не хочется делать каких-то нравоучительных выводов. Но, с учётом статистики, мне становится как-то страшно и за других деятелей искусства.

Версия для печати
Другие статьи

comments powered by Disqus

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus