• Лидер партии «Справедливая Россия – За правду» Сергей Миронов в эфире радиостанции «Говорит Москва» от 19.03.2021

    15:00 Март 19, 2021

    В гостях

    Сергей Миронов

    Лидер партии «Справедливая Россия – За правду»

    Е.ВОЛГИНА: 15 часов 6 минут в столице. Радиостанция «Говорит Москва», 94,8. У микрофона Евгения Волгина. Всем доброго дня. Программа «Умные парни». С нами Сергей Миронов — руководитель фракции «Справедливой России» в Госдуме и председатель партии «Справедливая Россия — Патриоты — За правду». Сергей Михайлович, здравствуйте.

    С.МИРОНОВ: Здравствуйте.

    Е.ВОЛГИНА: Наши координаты: 7373-94-8 — телефон; SMS +7-925-8888-94-8; Twitter @govoritmsk; Telegram govoritmskbot. Ваши вопросы тоже будем принимать. Пожалуйста, четко их формулируйте и по делу. Давайте начнем с того, что с вашей партией за последнее время. Это все-таки какой-то логичный процесс консолидации сил или это было что-то внезапное, потому что выборы скоро?

    С.МИРОНОВ: Спасибо, Евгения, за вопрос. Конечно, это не внезапное событие. Дело в том, что я в течение двух лет вел переговоры с самыми различными левопатриотическими партиями. Я абсолютно убежден, что давным-давно настало время объединяться всем патриотическим левым социалистическим силам в нашей стране, потому что то, что происходит сейчас, не устраивает, похоже, большинство граждан нашей страны.

    Я, как и мои товарищи, мы не хотим строить капитализм, мы хотим другого будущего для нашей страны — социалистического будущего. Именно поэтому переговоры на этом этапе завершились объединением трех партий: парламентской партии «Справедливая Россия», партии Захара Прилепина «За правду» и партии «Патриоты России». Вы абсолютно правильно говорите, что это такой процесс объединительный, и это только начало.

    Я не реалист, я думаю, что для единого дня голосования навряд ли к нам примкнут те или иные партии, которые имеют право участвовать в выборах без сбора подписей. Но помяните мое слово, после единого дня голосования, 19 сентября этого года, процесс продолжится, и мы действительно будем объединять все левые патриотические силы нашей страны.

    Е.ВОЛГИНА: Сергей Михайлович, а теперь поясните, пожалуйста, в чем принципиальная разница между «Справедливой Россией» и «Справедливой Россией — Патриоты — За правду»?

    С.МИРОНОВ: К счастью, принципиальной разницы нет, потому что мы объединились исходя из нашего общего видения будущего России. Мы хотим будущего для нашей страны социалистического. Мы являемся патриотами нашей страны. Мы хотим, чтобы у нас действительно говорили правду, и оценивая ситуацию в нашей стране, исходили из правдивой ситуации: из правдивой ситуации, как бедно и ужасно живут наши люди; как несправедливо сегодня, когда богатые богатеют и даже в период пандемии у нас больше становится долларовых миллиардеров, а люди беднеют. Это все нас объединило.

    Поэтому здесь совершенно очевидно, что основа как партии «Справедливая Россия», как и бывших уже партий «Патриоты России» и «За правду» — осталась та же самая, но теперь мы объединены. Кстати, сейчас программный комитет уже несколько раз провел заседание, мы работаем над новой программой нашей партии.

    Е.ВОЛГИНА: Вам не кажется какой-то искусственной, оторванной от реальности декларируемая идеология?

    С.МИРОНОВ: Я хочу убедить ваших радиослушателей, это абсолютно не оторванная от жизни. Начнем с того, что все мои соратники по партии убеждены, что нам нужна идеология. 13-я статья Конституции, которая говорит о запрете государственной или обязательной идеологии, нам кажется неправильной. Обязательной идеология быть не должна. Люди разные, у каждого своя точка зрения. Но государственная идеология нужна. У нас на Руси давно говорили «без царя в голове» — это вот без идеологии. Сила идеи явно недооценена в нашей стране. И в этой связи, когда мы говорим о социалистической идеологии, мы понимаем, что эту идеологию, может быть не разбираясь в дефинициях, в определениях, но эту позицию разделяет большинство граждан страны от желания и чувства справедливости. Еще Достоевский говорил «это присуще нашему человеку». И в России это особенно остро чувствуют, кстати, особенно женщины. И не случайно 58% членов нашей партии — это женщины. Единственная политическая партия в России, где столько много женщин, только у нас. 

    Е.ВОЛГИНА: Вы за феминизм, что ли?

    С.МИРОНОВ: Нет. Просто женщины за справедливость и женщины острее чувствуют несправедливость. Этим объясняется то, что у нас много женщин.

    Е.ВОЛГИНА: Здесь интересный момент. Вы говорите про социализм, про социальную справедливость и так далее просто потому, что, наверное, выборы скоро. И одно дело — декларировать, а другое дело — голосовать в Государственной думе и принимать законы, которые очень часто в глазах граждан Российской Федерации расходятся с декларируемыми идеями.

    С.МИРОНОВ: Давайте, Евгения, поговорим и на эту тему. Начнем с выборов. Программа нашей партии, где говорилось о необходимости построения социализма, была принята в 2006 году. И ключевые положения, где мы говорим о национализации наших природных ресурсов, о реальных зарплатах для наших граждан работающих, о более высоких стипендиях, о более высоких пенсиях — это все у нас было.

    А теперь возвращаемся к голосованию. Конкретный пример, когда голосами только «Единой России» был принят антинародный закон о повышении пенсионного возраста, мы категорически голосовании против. Более того, мы настаиваем, и помяните мое слово, мы вернемся все равно к предыдущему возрасту выхода на пенсию, потому что люди у нас не доживают физически. Это ерунда полная, когда мы говорили про экономическую, социальную целесообразность. Нет никакой целесообразности. Я сейчас не буду утомлять радиослушателей. Мы все это доказываем и показываем.

    И вот вам принципиальное голосование: если бы большинство было не у «Единой России», а у нас — не было бы этого закона, и мужчины выходили бы в 60 лет, а женщины в 55 лет на пенсию, как было раньше. И таких примеров очень много. Мы объединяемся для того, чтобы нас стало больше, чтобы у нас были рычаги воздействия и принимались законы в пользу людей, а не те, которые вредят.

    Е.ВОЛГИНА: Интересно просто, в какой перспективе. Если вы говорите: 2006 год. Вопрос: а много ли удалось сделать с 2006 года, чтобы сейчас избиратели, спустя пятнадцать лет, посмотрели и сказали «в таком-то виде точно они что-то смогут, и мы можем им поверить». Многие скажут, что это обычная демагогия перед выборами. Уж простите. 

    С.МИРОНОВ: Евгения, спасибо вам за этот вопрос. В 2006 году в программе партии «Справедливая Россия» было записано: мы хотим прогрессивную шкалу подоходного налога. Потому что когда человек, получающий десятки миллионов рублей в месяц, а есть такие зарплаты у топ-менеджеров некоторых государственных корпораций, и нянечка в Москве в детском саду, которая получает 5 тысяч 600 рублей, и тот и другой платит 13% — это несправедливо.

    Потребовалось почти 13 лет, и президент, в конце концов, нас услышал. И с 1 января этого года хотя бы на 2% те, кто получает зарплату более 5 миллионов рублей в год, стали платить 15%. А мы об этом говорили в 2006 году. Чья это заслуга? А мы бились. Вы знаете, сколько раз мы вносили закон о прогрессивной шкале подоходного налога? Двенадцать раз за эти 13 лет.

    Е.ВОЛГИНА: Только помните тот момент, почему была введена плоская шкала налогообложения?

    С.МИРОНОВ: Потому что сказки нам рассказывали о том, что якобы трудно собрать. Послушайте, это такой бред, когда нам говорят, что нельзя никого посчитать. У нас 20 стран, которые входят в двадцатку экономически развитых стран. Обращаю ваше внимание: Россия — единственная страна, у которой до 1 января этого года была плоская шкала подоходного налога. Что мы, умнее всех, а все остальные не могут? Почему господин Депардье захотел получить гражданство России? А потому что не хотел платить 56% подоходного налога во Франции и приехал сюда, где 13% — замечательно. Поэтому мы бились и справедливо говорили, что это необходимо делать как можно скорее. 

    Е.ВОЛГИНА: Как вы понимаете в реальности сейчас социализм в России?

    С.МИРОНОВ: Социализм в России хоть сейчас, хоть в прошлом — это, прежде всего, государственная социальная защита наших граждан.

    Е.ВОЛГИНА: Так это у нас в новой Конституции прописано.

    С.МИРОНОВ: У нас прописано в 7-й статье Конституции «социальное государство», которого нет в нашей стране. У нас с 1993 года Конституция, как говорят, когда ведут переговоры, — это протокол о намерениях, не более того. Любого сейчас спросите вашего радиослушателя: у нас социальное государство? Когда даже в здравоохранении за операции приходится платить; когда лекарства не достать; когда пенсионеры еле выживают; когда стипендия не более 3 тысяч рублей. Это что, социальное государство? Нет, конечно. Хотя записано. Сделать социальное государство социальным — это задача, в том числе, нашей партии. Мы обязательно это сделаем.

    Е.ВОЛГИНА: «Справедливая Россия» не боится раздробить левые силы и отобрать голоса у КПРФ и в итоге всем проиграть?» — 235-й.

    С.МИРОНОВ: На самом деле мы абсолютно убеждены, что нужно бороться против монополии одной партии — той самой партии, которая протащила этот антинародный пенсионный закон. И здесь и коммунисты будут нашими союзниками.

    Е.ВОЛГИНА: Коммунисты будут вашими союзниками? Они в курсе сами?

    С.МИРОНОВ: Конечно. А как же не союзники, когда мы вместе голосовали против этого пенсионного закона. Если вы посмотрите на голосование, в 99% у нас совпадение именно с фракцией КПРФ.

    Е.ВОЛГИНА: Но у вас, однако, не коалиция.

    С.МИРОНОВ: Я об этом уже говорил: в исторической перспективе все равно мы объединимся с КПРФ в том числе. Поэтому когда мы говорим о главной проблеме, а главная проблема — монополизм профсоюза бюрократов, как я ласково называю единороссов, потому что там все начальники собрались. И вот это сейчас главная задача. Мы объединили пока три партии, дальше процесс пойдет. И я еще раз повторю, мы и с коммунистами рано или поздно объединимся. Потому что когда мы раздробленными пальцами воюем с «Единой Россией», не очень хорошо получается, лучше кулаком.

    Е.ВОЛГИНА: Сейчас перспектива какая? Многие аналитики отмечали: «Справедливая Россия» балансирует на грани 5%, и как будто перетекание к ней 1% или 1,5% «За правду» или «Патриотов России» — это уже существенный плюс. Но вы ведете переговоры с другими политическими партиями о присоединении к коалиции? Многие предполагали, что может быть каким-то образом вы с новыми людьми будете кооперироваться. Но не срослось, да?

    С.МИРОНОВ: Новые люди занимают либеральную нишу. Скорее, им нужно объединяться с «Яблоком».

    Е.ВОЛГИНА: Это буржуа.

    С.МИРОНОВ: Конечно, это буржуа. Они вносят тоже некие социальные идеи, но это совершенно другая задумка. Но теперь возвращаемся к процентам. Последнее социологическое исследование ВЦИОМа: сразу после объединения — 10%. Если сложить наши проценты, десять больше, потому что это кумулятивный эффект, если хотите. Просто тупо складывать не получается. Люди сразу отреагировали на то, что объединяются левые патриотические силы, и вот уже результат, уже никакие не 5%, а 10%. И когда я ставлю задачу на выборах в единый день голосования в Госдуму, как минимум — занять второе место, а как максимум — победить «Единую Россию». 

    Е.ВОЛГИНА: Борис говорит: «По вашему мнению, почему тогда нет такой поддержки избирателей у «Справедливой России», нежели как есть у «Единой России?»

    С.МИРОНОВ: Здесь ответ следующий: во-первых, очень часто люди голосовали по принципу: лишь бы не было войны, какая власть есть — мы за нее проголосуем. Наши граждане-избиратели не простят и не простили «Единой России» повышения пенсионного возраста. «Единая Россия» это тихо понимает, но это пускай их будут проблемы. Почему голосовали за «Единую Россию», я сказал. Мы, к сожалению, не могли донести зачастую, что мы предлагаем и что мы уже сделали. Я уверен, что сейчас у нас это лучше получится, и избиратели нас услышат и поддержат нашу партию.

    Е.ВОЛГИНА: Вы расцениваете свою партию после объединения как реальную альтернативу «Единой России»?

    С.МИРОНОВ: Мы считаем, что альтернатива — это будущее нашей страны. У нас должна быть только социалистическая альтернатива, как я сказал. Я категорически не хочу строить капитализм. Я не хочу, чтобы мерилом всего у нас были деньги. Все определяют деньги! Это бесит просто!

    Е.ВОЛГИНА: Деньги были мерилом всего даже в Советском Союзе.

    С.МИРОНОВ: В Советском Союзе мерилом деньги не были.

    Е.ВОЛГИНА: У кого, вопрос?

    С.МИРОНОВ: В Советском Союзе очень много напускного в идеологии. Но в Советском Союзе мерилом всего деньги не были, там совершенно другие были в чести качества, другие цели и другие задачи.

    Е.ВОЛГИНА: А деньги государству были неважны?

    С.МИРОНОВ: Деньги были важны, безусловно, но не так как сейчас. Тогда не все измерялось деньгами, как сейчас пытаются это делать. Давайте вспомним, что в Советском Союзе реально бесплатно было и образование, и здравоохранение. А я вам сейчас назову цифру: 56% выпускников высшей школы получили высшее образование за деньги. Это при норме в Конституции, что должно быть бесплатно.

    Е.ВОЛГИНА: Подождите, образование школьное у нас по Конституции бесплатно.

    С.МИРОНОВ: У нас в Конституции написано: первое профессиональное высшее образование по конкурсу бесплатно.

    Е.ВОЛГИНА: По конкурсу. А конкурс не прошел. А что такое «конкурс» определяет каждый вуз отдельно, сколько человек у него проходит — это квотирование называется. Все правильно. Разве нет?

    С.МИРОНОВ: Причем тут квотирование? Кстати, в программе нашей партии написано: мы считаем, что ни один государственный вуз, который существует на государственные деньги, на наши деньги, не имеет права давать образование за деньги. Это бред полный! Это набивание карманов непонятно кого и непонятно зачем. Частные институты у нас есть, ради бога, устанавливают цену; кто хочет — идите туда. Но государственные вузы не имеют права давать образование за деньги. Это абсолютно неправильно, это несправедливо. 

    Е.ВОЛГИНА: О чем нынешняя выборная кампания будет? Она про новую кровь какую-то в российской политике? Она про подтверждение легитимности власти? И, в конце концов, каков запрос электората ключевой?

    С.МИРОНОВ: Мы пойдем на эти выборы с одной простой идеей: главный наш внутренний враг — это бедность. Сегодня у нас бедные семьи, где есть дети. Рождение каждого ребенка уменьшает в два раза доход семьи. У нас сегодня бедные пенсионеры, которым работающим не индексируется пенсия, а неработающие на эту пенсию еле-еле проживают. Самое печальное, что у нас есть уникальное экономическое социальное явление, которого нет нигде в мире: у нас работающие — бедные. Во всем мире, если человек работает — он не бедный по определению. И только в Российской Федерации у нас работающий — бедный.

    Е.ВОЛГИНА: Давайте возьмем человека с фабрики в Бангладеш.

    С.МИРОНОВ: Зачем вы берете Бангладеш?

    Е.ВОЛГИНА: Вы говорите «только в Российской Федерации». Вы абсолютизируйте.

    С.МИРОНОВ: Мне, как гражданину России, стыдно сравнивать Россию с Бангладеш. Давайте сравним с любой европейской страной, с любой страной из той же «двадцатки». Там везде, кто имеет работу, он не бедный, и из этих стран только в России работающий бедный. И это абсолютно неправильно. Потому что когда нам говорят про МРОТ, про который народ давно справедливо сказал «нам все МРОТ да МРОТ, а народ все мрет да мрет». Этот МРОТ — на 12700 рублей попробуйте прожить.

    Я недавно с челябинскими ребятами говорил, рабочими горно-металлургического профсоюза. Они попробовали прожить на минимальный размер оплаты труда месяц. Ну что, сошли с дистанции, месяц почти никто не продержался, с болезнями. Потому что на эту сумму жить нельзя. А у нас государство счастливое считает, что МРОТ это более чем достаточно. Минимальный размер оплаты труда должен быть минимум 31 тысяча, а не 12700 рублей. И, кстати, Академия наук нас поддержала.

    Е.ВОЛГИНА: Каковы механизмы, с вашей точки зрения, которые можно применять для того, чтобы МРОТ был именно таким? Потому что даже до этого уровня его поднимали очень-очень долго. Еще вы говорите про национализацию. Вот вызвали вы какого-нибудь нашего бизнесмена-олигарха и говорите: теперь твое производство принадлежит государству. Так, что ли, это должно выглядеть или как?

    С.МИРОНОВ: Должно быть совершенно не так. Во-первых, мы абсолютно убеждены, что приватизация, которая была проведена, она проведена несправедливо, грабительски. У нас есть программное положение. Мы предлагаем все предприятия, которые были приватизированы, сейчас там другой собственник может быть, третий, десятый, неважно какой. Нужно создать специальную комиссию, посчитать, за какие деньги (причем сделать перерасчет в реальной стоимости) это предприятие было куплено в частные руки. Явно дешевле, чем оно стоило на тот момент. Эту долю заплатите, дальше владейте и пользуйтесь своим предприятием. Вот что необходимо сделать.

    Но теперь возвращаемся к тому, о чем вы спросили. Вопрос можно сформулировать по-другому, строчкой из песни Высоцкого «где деньги, Зин?» Потому что для того чтобы увеличить МРОТ, нужны деньги. Я напомню, что наша фракция «Справедливой России», единственная фракция, которая каждый год, голосуя против правительственного бюджета, готовит альтернативный бюджет. Например, в бюджете на 2021 год наш бюджет на 6 триллионов рублей больше, чем правительственный, то есть доходов на 6 триллионов рублей. Откуда? Во-первых, мы считаем, что прогрессивную шкалу подоходного налога, конечно, нужно делать не на 2%, а побольше. Даже это за скобками оставим.

    Каждый год наше щедрое государство, экспортер нефти и газа, которое выкачивает нефть и газ, продает за рубеж. Как только поток нефти либо газа пересекает границу, возвращает налог на добавленную стоимость. На всякий случай, это 2,1 триллиона рублей каждый год. Мы говорим: с какого перепуга? Если бы они торговали компьютерами, машинами, самолетами, там, где высокая добавленная стоимость интеллектуального труда, технологии, а они тупо сырье наше перекачивают туда. Давайте перестанем возвращать, вот вам 2 триллиона рублей.

    Давайте мы введем государственную монополию на оборот и производство этилового спирта. Во-первых, раз и навсегда покончим с паленой водкой. Я подчеркну, это производство и оборот, не продажа. Продают пусть в частных магазинах. Единственное, конечно, нужно сделать отдельные магазины с ликероводочными изделиями, а не как в супермаркете — самый яркий отдел. Если мы введем госмонополию на оборот и производство этилового спирта, закончим с паленой водкой, народ не будет травиться, и 650 миллиардов мы добавляем.

    Давайте мы наведем порядок на таможне. Мы несколько лет назад создали специальную комиссию, посчитали: примерно от 1,5 до 2,5 триллионов рублей каждый год утекает мимо государственных рук.

    Е.ВОЛГИНА: А вам, Сергей Михайлович, на это другие люди, которые, например, против определенной монополии производителей горюче-смазочных материалов скажут: нам просто нужно больше компаний, больше частных компаний, идти по пути Соединенных Штатов Америки.

    С.МИРОНОВ: Это полная ерунда. Нам нужна политическая воля и нам нужно, чтобы люди, которые принимают решения, думали, как в песне пелось раньше и правильно пелось «сначала думай о Родине, а потом о себе». Здесь еще отдельной строкой стоит реальная борьба с коррупцией, потому что сегодня — это имитация борьбы с коррупцией. Даже когда мы видим, арестовывают губернаторов, еще кого-то — это все не то. Потому что пока мы не ратифицируем 20-ю статью Конвенции ООН о противодействии незаконному обогащению, ничего у нас хорошего не будет. И, в том числе, мы здесь тоже сэкономим деньги, потому что только предположить можно, сколько мы теряем на пресловутом 44-м законе о госзакупках на государственные и муниципальные нужды, когда подставным фирмам отдают контракты. Вот здесь нужно наводить элементарный порядок, здесь просто нужна политическая воля.

    И никакое огромное количество компаний не нужно, это полная ерунда. Это сказка про то, что его величество рынок расставит все своей невидимой рукой. Его величество рынок залезло в карман нашим гражданам, тридцать лет шарит у них в карманах, отнимая последнее, а у некоторых чиновников, к сожалению, пошаривал…

    Е.ВОЛГИНА: Тридцать лет референдуму о сохранении Советского Союза; провели в марте, в декабре все равно был подписан другой документ, известно какой. Вопрос возникает: с вашей точки зрения, почему был проведен этот референдум, если понятно, что судьбу государства решают элиты?

    С.МИРОНОВ: Референдум, на самом деле, абсолютно правильное дело. Я напомню, что когда проводился референдум, вопрос звучал так: вы за то, чтобы был сохранен Советский Союз, но с обновленной федерацией равноправных республик? То есть говорилось о сохранении и некой модернизации. Большинство, конечно, проголосовало «за». При этом, я напомню, перед референдумом прошла так называемая павловская реформа, когда людям как обухом по голове ударили. А сразу после референдума, через две недели, резко выросли цены.

    И элиты, прежде всего республиканские, которые составляли Советский Союз, были главными выгодополучателями того, чтобы Советский Союз рухнул. Они «вот, мы теперь сами крутые, мы теперь независимые, мы теперь сами у власти». Народ сказал одно, а государство сделало совершенно другое.

    Е.ВОЛГИНА: Не получается ли, что у народа (даже внутри народа) и у государства, было разное представление о том, какой Советский Союз они хотят сохранить. Потому что одни говорят: мы хотели Советский Союз — да, но с рынком, с открытыми границами и с социализмом, а другие говорили: мы хотели как раньше. 

    С.МИРОНОВ: На самом деле, конечно, представления были самые разные, но в целом совершенно очевидно, что большинство людей, по-моему, 70% проголосовали за сохранение Советского Союза. Да, все хотели модернизации. На это решение деятели, которые в Беловежской пуще подписали известное соглашение, просто наплевали. Вот это историческая правда, это тоже нужно иметь в виду.  

    Е.ВОЛГИНА: По вашей логике, даже современному поколению можно внушить каким-то образом, что социализм — это единственно верное движение государства.

    С.МИРОНОВ: Я вас уверяю, что, как вы говорите, «современное поколение» само к этому придет и уже приходит. Конечно, им столько гадости льется и с экранов телевизора, и из интернета, и им трудно разобраться. Но они разберутся сами, потому что то, что мы называем социализмом — это, прежде всего, справедливость.

    Е.ВОЛГИНА: По-разному ее все понимают.

    С.МИРОНОВ: Справедливость со стороны государства по отношению к гражданам — вот это самое главное.

    Е.ВОЛГИНА: Сергей Михайлович, давайте прервемся на «Новости».

    НОВОСТИ

    Е.ВОЛГИНА: Сергей Миронов с нами, руководитель фракции «Справедливой России» в Госдуме, председатель партии «Справедливая Россия — Патриоты — За правду». Персона грата пишет: «Может быть, запретить экспорт сырья, кроме нефти и урана. Пусть строят деревообрабатывающие заводы, производство рыбных изделий и т.д. в России для создания рабочих мест и той же добавленной стоимости».

    С.МИРОНОВ: На самом деле, абсолютно правильно. Про лес я не успел сказать. Таможенники признаются: если десять бревен границу пересеют, мы получаем в лучшем случае деньги за два, а восемь просто воруют. Кстати, с 2022 года по решению президента запрет на вывоз кругляка, абсолютно правильный. Знаете, что сегодня происходит: на той стороне китайской границы, на той стороне границы Карелии и Финляндии стоят лесоперерабатывающие заводы. Мы туда кругляк, они прямо там перепиливают доски и нам пиломатериалы втридорога возвращают. Разве так можно торговать!

    И рыбу нужно перерабатывать, и лес нужно перерабатывать. И, кстати, нефтехимические заводы нужно делать. Не сырую нефть гнать туда, а уже продукцию с добавленной стоимостью. То, что вам написал радиослушатель, абсолютно правильно.

    Е.ВОЛГИНА: 7373-94-8 — телефон прямого эфира. «Справедливая Россия» понимает, что без объединения всех левых сил провластную политическую партию на этих выборах не победить», — говорит 235-й. А вы как-то про коммунистов обтекаемо сказали.

    С.МИРОНОВ: Я сказал, что они, безусловно, наши союзники с точки зрения защиты интересов наших граждан. В свое время, когда принимался избирательный закон, мы вносили поправку, коммунисты вносили поправку о возможности создания избирательных блоков и объединений. «Единая Россия» по принципу известному «разделяй и властвуй» легла бревном, ни в коем случае не пропустила эти поправки. Мы давным-давно уже (пускай партии разные) блок бы сделали, и блоком бы давным-давно победили «Единую Россию». Но впереди все равно это будет, никуда не деться.

    Е.ВОЛГИНА: Вы о своих коллегах из другой партии пробуржуазной высказываетесь осторожно. А что здесь плохого, если люди построили свой бизнес; да, действительно, они хотят идти в политику и привнести что-то; более того, представляют определенный класс в российском обществе. А что в этом плохого?

    С.МИРОНОВ: Ради бога. Я же не сказал, что они плохие. Я сказал, что они, судя по всему, разделяют больше либеральную идеологию, которой мы все наелись. Это их право. Есть такие люди, которые действительно верят в его величество рынок, который якобы все порешает. Мы считаем, что это абсолютно не так. Мы считаем, что государство не должно уходить из экономики, плановая экономика должна быть в нашей стране, чтобы в реальности понимать, что происходит, а не уповать на его величество рынок. Но то, что они имеют право на свое представительство, это нормально, и пускай будут.

    Просто, Евгения, вы же сказали «а почему бы вам не объединиться с ними». Я сказал: объединяться бессмысленно, потому что они разделяют другую идеологию. Они как раз считают, что капитализм это даже неплохо, мы тут порулим и кое что себе заработаем. Это их право так думать.

    Е.ВОЛГИНА: А вы верите в чистоту помыслов людей, которые говорят «да, да, мы за социализм»? Я напомню, что те же люди, которые были за социализм во времена Советского Союза, довольно легко в 90-е годы получили очень много хорошего.

    С.МИРОНОВ: Потому что они не видели реального социализма. Потому что у нас социализма в Советском Союзе не было реально. Эта идеология коммунистическая и номенклатура все пожрала. И в этой связи как сегодня номенклатура и коррупция пожирает основы нашего государства, мы тоже это видим. Поэтому при социализме нормальном никто еще не жил. А то, что есть такие люди, которые действительно за идею и за людей готовы, в том числе, многое чего делать, и не побоюсь этого слова в трудности вступить, таких людей очень много. Мои соратники по партии именно такие.

    Е.ВОЛГИНА: Вы говорите, что в Советском Союзе не было реального социализма?

    С.МИРОНОВ: Не было конечно.

    Е.ВОЛГИНА: А что такое реальный социализм?

    С.МИРОНОВ: Реальный социализм — когда не только социальная защищенность, но и государство уважительно относится к своим людям. Не запрещает им выезжать за рубеж; дает им возможность нормально зарабатывать, а не всех ровненько по одной полочке расставляет; и не навязывает идеологию, в которую сами не верят. Вот это не нужно делать. Если у государства есть идеология, она должна быть такой, которая признается всеми и которую большинство разделяют. А когда никто уже не верил, что мы будем жить при коммунизме, и строить коммунизм никто не собирался, а все это навязывалось — это было абсолютно устаревшим.

    Е.ВОЛГИНА: Но социализм, в том числе, и подразумевает некую, грубо выражусь, уравниловку по зарплатам…

    С.МИРОНОВ: Нет. Кто это вам сказал? Это вам сказали идеологи как раз те, кто исковеркал идеи социализма. Никакой уравниловки быть не может, люди разные, идея — каждому по потребности, каждому по труду… Вот по труду — да, кто получил больше образование, кто лучше работает, он должен больше получать.

    Е.ВОЛГИНА: Топ-менеджер нефтяной компании получает 5 миллионов рублей в неделю, например.

    С.МИРОНОВ: А за что?

    Е.ВОЛГИНА: Он хорошо работает, он хорошо управляет компанией. 

    С.МИРОНОВ: Он работает бездарно, потому что он тупо перекачивает нашу нефть, которая должна принадлежать народу. Это незаработанные деньги.

    Е.ВОЛГИНА: А кто будет определять, эффективно работает человек или нет?

    С.МИРОНОВ: Мы видим эффективных менеджеров, которых ставят, которые по специальности не работали ни дня. Приходят — я эффективный менеджер, я сейчас научу вас работать. Парень, ты вообще в руках что-нибудь держал когда-нибудь? Ты управлял людьми? Ты знаешь, что такое производство? Знаешь, как работает та же самая нефтяная качалка, что такое бурение?

    Е.ВОЛГИНА: Он говорит — да, он знает.

    С.МИРОНОВ: Который знает, он 5 миллионов в неделю не получает. Он получает нормальные деньги, но не такие, потому что он работает, а не является менеджером и не получает некие дивиденды.

    Е.ВОЛГИНА: Очень странно получается в этой логике. Вы говорите «каждому по способности и соответственно по зарплате». Есть учительница, которая получает 30 тысяч рублей — это да, но при этом если есть топ-менеджер, который управляет крупной компанией, и он получает 5 миллионов рублей в неделю — это ненормально.

    С.МИРОНОВ: Я считаю, что конечно ненормально. Вы мне не докажете, что он такой эффективный менеджер. Он просто попал в нужное время в нужное место да еще, скорее всего, по протекции, а может быть он чей-то родственник, и он эффективным менеджером работает. Я не вижу эффективности, когда действительно есть отдача профессиональная. Спросите у менеджера, который работает в нефтяной компании: у него есть профильное образование? Скорее всего, окажется нет.

    Е.ВОЛГИНА: А если есть.

    С.МИРОНОВ: А если есть, и он работает нормально, он будет получать очень большие деньги. Но когда мы говорим про этих топ-менеджеров, они просто «пилят» деньги, которые государство им отдает, в том числе за счет того, что возвращает налог на добавленную стоимость ни за что.

    Е.ВОЛГИНА: Вы свою работу эффективной считаете?

    С.МИРОНОВ: Я эффективно работаю.

    Е.ВОЛГИНА: Та зарплата, которую вы получаете, вы считаете, что она по уровню знаний, опыту…

    С.МИРОНОВ: Я считаю, и в программе нашей партии записана абсолютно правильная идея, мы считаем, что депутаты Государственной думы должны получать среднюю зарплату по стране. Не должны получать такую зарплату, как получают сейчас.

    Е.ВОЛГИНА: То есть вы согласны на меньшее?

    С.МИРОНОВ: Я согласен на меньшее. Я считаю, что это будет правильно. Если все депутаты будут получать среднюю зарплату по стране, кто-то посчитал, что 42 тысячи она, замечательная зарплата. Только большинство людей такой зарплаты и близко не видят. Вот если бы депутаты стали получать, тогда бы они подумали: ё-моё, надо как-то улучшать, надо как-то повышать среднюю зарплату. А сейчас что им беспокоиться, у них все хорошо.

    Е.ВОЛГИНА: Ну и у вас соответственно.

    С.МИРОНОВ: Я скажу очень просто. Я как раз львиную долю своей зарплаты, еще начиная с зарплаты депутата Заксобрания, ежемесячно отдаю людям. И делаю это, естественно, от чувства несправедливости по отношению к людям. 

    Е.ВОЛГИНА: А с чего же вы живете тогда?

    С.МИРОНОВ: А живу я скромно, мне хватает той зарплаты, которая примерно несколько десятков тысяч рублей. У меня нет больших претензий. У меня нет машины, мне это не нужно. Вообще, разговор не об этом. Вы знаете, я двадцать лет проработал в геологии. Я привык пахать и люблю работать. Сейчас я работаю законодателем, работаю депутатом, отвечаю сам лично каждому гражданину, который мне написал, что, кстати, мало кто делает. Принимаю людей, встречаюсь. Поэтому у меня совесть чиста. Но я считаю несправедливым, что депутаты получают слишком большую зарплату. 

    Е.ВОЛГИНА: Куваева читали, если вы геолог?

    С.МИРОНОВ: Конечно, «Территория», она у меня в рюкзаке лежала. Недавно ребята написали книгу про Куваева, я с ними встречался. Отличная книга.

    Е.ВОЛГИНА: Еще важный момент по поводу референдума. С вашей точки зрения, почему сейчас, спустя тридцать лет, такое внимание этому уделяется? Как бы время прошло. Сергей Михайлович у нас отключился. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это Виктор Михайлович.

    С.МИРОНОВ: Я слушаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей Михайлович, в вашей программе очень много здравых мыслей. У меня такой вопрос: как вы будете реализовывать все эти мысли, если у вас недостаточно голосов для принятия их законодательно?

    С.МИРОНОВ: Спасибо за ваш вопрос. Мы как раз рассчитываем, в том числе на ваш голос, 19 сентября. Мы рассчитываем на голоса избирателей, которые хотят изменить нашу жизнь к лучшему. И мы рассчитываем на то, что вы придете. Многие ведь вообще не ходят на выборы, к сожалению. Придете и проголосуете за нас, и тогда у нас будет большинство. И мы не будем принимать антинародные законы в виде повышения пенсионного возраста, а будем принимать те законы, которые будут помогать жить достойно и счастливо в нашей прекрасной Родине, России, которая обязательно станет справедливой. 

    Е.ВОЛГИНА: Тридцать лет референдуму, и здесь любопытный момент: почему даже спустя тридцать лет мы пытаемся растолковать — а что было и как, какие-то точки над «i» пытаемся расставить, зачем?

    С.МИРОНОВ: Я считаю, что знать свою историю и все помнить — это очень важно. Потому что не надо быть Иванами, родства своего не помнящими, и историю своей страны надо знать. То, что 17 марта дата, тридцать лет, поэтому вспомнили. Но я не думаю, что сейчас нужно искать подводные мотивы для того, чтобы вспоминать об этом референдуме. Но то, что нужно вспомнить, и еще раз убедиться в том, что люди проголосовали так, а власть сделала по-другому — вот это урок, который нужно выучить и не допускать такого впредь.

    Е.ВОЛГИНА: Вы говорите: если у вас будет больше влияния в Государственной думе, вы каким-то образом сможете улучшить жизнь пенсионеров и т.д. Но мы же понимаем, что улучшение жизни не происходит, в том числе и без какого-то дополнительного налогообложения. Откуда-то эти деньги нужно брать.

    С.МИРОНОВ: Начнем с того, что мы считаем обязательным уменьшать налог на добавленную стоимость для всех до 15%, а может даже до 10%. Дело в том, что есть очень простой принцип. У меня тоже экономическое образование, одно из моих высших. Есть принцип в продаже: продают либо с оборота, либо с цены. С цены — это когда задирают цену; продает раз в день, кто-нибудь придет — купит, но тем не менее купит. А можно работать с оборота — когда цена маленькая, но ты быстро все это продаешь. Так в этой связи мы говорим: давайте мы не будем душить налогом нашу экономику, давайте мы снизим налоги, и тогда больше будет рабочих мест, больше будет производства, больше будет товаров.

    Кстати, второе наше требование, почему мы говорим все время о повышении доходов населения, а потому что это и социальная задача, и экономическая. Если будет платежеспособный спрос, наши люди пойдут покупать товары, прежде всего отечественные, и тогда будет расти экономика. Это тоже законы экономические. В этой связи таким путем и нужно действовать. В программе у нас это записано, и мы будем уменьшать налоги.

    Е.ВОЛГИНА: Как вы с Минфином договоритесь, у которого задача над златом чахнуть, потому что хотят на это деньги, на это деньги, а нужно дебет с кредитом свести?

    С.МИРОНОВ: Дело в том, что Минфин как раз, и Силуанов в частности, исповедует либеральную веру в рынок. Мы с ним абсолютно не согласны. Я вас уверяю, если исходить из социальной задачи, но при этом памятуя о экономической задаче, она очень простая — сделать платежеспособным население. Дать людям деньги, пускай они зарабатывают больше, пускай будет стипендия больше, пускай будет пенсия больше, и тогда экономика заработает.   

    Е.ВОЛГИНА: Виталий вас спрашивает: «Как вы хотите привлекать иностранные инвестиции? Экономика не может существовать без них. Инвестору сложно инвестировать, если объект инвестиции захотят национализировать или поступить более жесткими методами».

    С.МИРОНОВ: Прежде всего, для инвестора, в том числе зарубежного, очень важна предсказуемость, чтобы не шарахались, каждый год меняя законы. Нужно четко отработать Налоговый кодекс, задать правила на ближайшие пять лет, без изменения каких-либо поправок. Здесь мы будем привлекать любые инвестиции, не только иностранные. Огромное количество денег у граждан находится, кстати, не в банках, которым многие не верят, а в банках стеклянных трехлитровых, под подушкой. Эти деньги должны работать, в том числе на экономику. Но для этого люди должны поверить государству, что оно их не обманет.

    Е.ВОЛГИНА: Сложно верить государству, если оно их не обманет. Мы только что с вами 30-летие референдума об СССР вспоминали, и еще живы люди, которые участники тех событий. Вера в государство подорвана. Мораторий на налогообложение, я правильно понимаю, это так должно выглядеть в ближайшие пять лет?

    С.МИРОНОВ: Нет. Принять изменения, о которых мы говорим. Снизить…

    Е.ВОЛГИНА: У нас Skype завис. Иностранцы слушают наверно, мешают услышать правду, в конце концов. Сергей Михайлович, про мораторий продолжайте.

    С.МИРОНОВ: Необходимо сначала изменить справедливо всю налоговую систему, а потом сказать: пять лет мы налоги не меняем. Чтобы все знали — и граждане, которые будут платить налоги, и бизнесмены знали, что мы правила установили, не надо дергать туда-сюда и шарахаться, как сейчас происходит.  

    Е.ВОЛГИНА: В правящей партии тоже не дураки сидят, наверняка там тоже сводят дебеты с кредитами и понимают, как надо. 

    С.МИРОНОВ: И каждый раз другого ничего не придумают, сидят и думают — как бы залезать в карман к гражданам. Как будто других мыслей у них нет. Обратите внимание, «жирных котов» не трогают, боятся. Я приведу вам пример с пенсионной системой. Все работодатели платят с зарплаты каждого гражданина 22% в Пенсионный фонд, только с тех, кто получает небольшую сумму. А как только получает больше 1 миллиона 450 тысяч в год, с них берут только 10% почему-то. Богатеньким у нас преференции. С какого перепуга? Должно быть справедливо.

    Е.ВОЛГИНА: 7373-94-8. Слушаем вас, здравствуйте. 

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей Михайлович.

    С.МИРОНОВ: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вас беспокоит Юрий Павлович Ведяев. Я пенсионер, ветеран труда, мне 69 лет. Скоро год как я стою в очереди на плановую операцию на сердце, ее назначил мне кардиолог. Операция входит в перечень в рамках ОМС, но до сих пор почему-то в медицине не хватает денег. Возможно, только на меня.

    Е.ВОЛГИНА: То есть вам отказывают или что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Врачи говорят: если хотите быстрее сделать операцию, то, пожалуйста, за свои деньги вы можете делать. Но для меня дороговато.

    С.МИРОНОВ: Спасибо. Понятен вопрос. К сожалению, это действительно о больнейшей проблеме — о нашем многострадальном здравоохранении. Пандемия лишний раз показала, что у нас не все в порядке с нашим здравоохранением. Во-первых, причина в том, что денег мало, но эти деньги неэффективно расходуются, и вот почему. В программе нашей партии говорится, что и на здравоохранение, и на образование нужно тратить не менее 7% от бюджета. Сегодня примерно 3,5% уходит, надо в два раза больше.

    Теперь о неэффективности. Мы выступаем за ликвидацию Фонда обязательного медицинского страхования. Но начинать нужно с другого. У нас сегодня как пиявки присосались частные страховые компании ко всей системе здравоохранения, они зарабатывают бешеные деньги непонятно на чем.  Мы считаем, что это нонсенс. Нужно этих пиявок отдирать. То, что сегодня происходит — это уму непостижимо. Частные компании контролируют государственные наши с вами деньги. И что происходит у нас? Мы видим, что эти частные компании зарабатывают на чем угодно. Последний пример: есть такой популярный у молодежи рэпер Моргенштерн. Одна частная компания…

    Е.ВОЛГИНА: Зачем мы это будем пиарить? Сергей Михайлович, вам конкретно задали вопрос.

    С.МИРОНОВ: Послушайте, ну 30 миллионов рублей, давайте мы эти деньги направим людям.

    Е.ВОЛГИНА: Частная компания имеет право распоряжаться, как хочет. Частная компания сама зарабатывает деньги. Причем тут Моргенштерн?

    С.МИРОНОВ: Вот нашими бюджетными деньгами им не надо распоряжаться.

    Е.ВОЛГИНА: Причем тут частная компания и бюджетные деньги?

    С.МИРОНОВ: Частные страховые компании медицинские берут бюджетные деньги и на этом зарабатывают. С какого перепуга? Зачем нам частные страховые компании в здравоохранении? Вот о чем я говорю.

    Е.ВОЛГИНА: То есть страховщики не нужны.

    С.МИРОНОВ: Мы посчитали: только за прошлый год 306 миллиардов рублей ушло в никуда — это прибыль частных страховых компаний. Зачем они нам нужны? Обязанность государства — здравоохранение, в Конституции записано. Нам не нужен даже Фонд обязательного медицинского страхования. Должно быть прямое финансирование здравоохранения. Если мы говорим про это, конечно нам нужно думать не только о лечении, здесь, слава богу, мы выходим потихонечку, но нам нужно думать о реабилитации. Ведь врачи сказали «огромные осложнения идут постковидные», и нужно думать о том, как спасать наших жителей.  

    Е.ВОЛГИНА: Сергей Михайлович, Путин и Байден — скандал, связанный с интервью. И, соответственно, многие кинулись оскорбляться вперед президента. Такое впечатление сложилось. Это действительно политический кризис или нет?

    С.МИРОНОВ: С моей точки зрения, не очень умное поведение американского президента. Он что-то там промычал. По-простому скажу: в детстве у нас во дворе за это морду били, потому что так недопустимо. Он оскорбил президента суверенного государства. Или он старенький, не отдает себе отчет в том, что он делает, или он должен, как у нас в народе говорят, за языком следить. Президент наш молодец, с юмором, пожелал ему здоровья, намекая, видимо, на неадекватность, связанную с его возрастом. Но такие заявления говорить стране, и сам Байден в этом участвовал самым горячим образом, проделали огромное количество войн, где погибли сотни тысяч граждан. Он не имеет никакого права делать такие заявления, обвинять нас и оскорблять нашего президента. Я думаю, что отозвали нашего посла — абсолютно правильно.

    Е.ВОЛГИНА: Для консультаций.

    С.МИРОНОВ: Очень часто за отзывом посла следует даже разрыв дипломатических отношений. Наверное, до этого не дойдет. Я думаю, что в Америке «начнут дуть на воду» и понимать, что такие заявления делать нельзя.

    Е.ВОЛГИНА: Нам Штаты нужны?

    С.МИРОНОВ: Штаты нам не нужны, мы без них обойдёмся, а вот без России не обойдётся никто. Но учитывая, что две крупнейшие ядерные державы, не надо допускать, чтобы между ними кошка пробегала, потому что это очень горячо и опасно. Продление договора о СНВ-III — это абсолютно правильный шаг. А такие заявления, мне кажется, не от большого ума.

    Е.ВОЛГИНА: Вы сами сейчас сказали «Штаты нам не нужны», но следом продолжили, что договоренности должны быть. Если они нам не нужны, но договоренности нужны, это оксюморон получается.

    С.МИРОНОВ: Дело в том, что договоренности зафиксированы, и мы должны исходить из своих национальных интересов. Оглядываться на Штаты мы не будем никогда, нам это сто лет не нужно. И в этой связи, исходя из своих прагматичных национальных интересов, мы должны выстраивать все. Если мы считаем, и мы правильно считаем, что нужно ограничить гонку вооружений, и мы продлили договор СНВ-III — это хорошее дело. А вот если нас пытаются обвинить, что мы убийцы и так далее — это несправедливо, нечестно и неправильно. Здесь мы должны отвечать адекватно.

    Е.ВОЛГИНА: Да, СНВ-III продлили на пять лет, но после пяти лет тоже надо будет это обсуждать. А если в вашей парадигме «Штаты нам не нужны», значит и договариваться не надо.

    С.МИРОНОВ: Через четыре года, что-то мне подсказывает, вернется Трамп, и все будет нормально.

    Е.ВОЛГИНА: Так мы не должны договариваться со Штатами, потому что Байден, или мы не должны с этим государством в принципе ничего иметь?

    С.МИРОНОВ: Мы должны договариваться о безопасности мира, но не должны идти на поводу. И когда господин Байден говорит, что он будет решать вопросы только там, где выгодно Штатам, мы будем решать вопросы там, где выгодно России.

    Е.ВОЛГИНА: Спасибо большое. 

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus