• В эфире программы «Выход в город» на радиостанции «Говорит Москва» главный врач Диагностического центра №5 Павел Гуляев.

    Моя поликлиника. Московский стандарт поликлиники в действии

    13:00 Окт. 1, 2021

    Моя поликлиника. Московский стандарт поликлиники в действии

    В гостях

    Татьяна Кижеватова

    главный врач Детской городской поликлиники № 58

    Павел Гуляев

    главный врач Диагностического центра № 5

    М.АЛЕКСАНДРОВА: У нас сегодня очень интересная тема — выход в город, несмотря ни на что, поговорим о том, как нам выходить в город максимально здоровыми, свежими и чтобы с нами всё было хорошо.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я думаю, что, наверное, все наши слушатели заметили, что в Москве меняются поликлиники, радикально меняются. Новый формат поликлиник, называется «Моя поликлиника. Московский стандарт поликлиники в действии». Сейчас очень много медицинских учреждений реконструируется в городе, реконструируется радикально. Вот об этом мы сегодня как раз и поговорим.

    У нас сегодня в гостях главный врач диагностического центра № 5 Павел Владимирович Гуляев. Здравствуйте, Павел Владимирович.

    П.ГУЛЯЕВ: Здравствуйте.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Здравствуйте.

    А.СОЛОВЬЁВА: И главный врач детской городской поликлиники № 58 Татьяна Александровна Кижеватова. Здравствуйте.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Здравствуйте.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Здравствуйте. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Очень приятно вас видеть сегодня в нашей студии. 

    С чего мы начнём? Мы начнём как раз с поликлиник. Сейчас у нас в Москве много очень поликлиник, требующих ремонта, несмотря на то, что эта программа сейчас идёт активно. Что с ними будет? 

    П.ГУЛЯЕВ: Спасибо большое за этот интересный вопрос. Город принял в своё время очень такую амбициозную задачу, поставил перед собой амбициозную задачу и принял амбициозную программу, связанную именно с капитальным ремонтом поликлиник как взрослых, так и детских. 137 зданий, вы знаете об этом, буквально перед первой волной коронавируса этот вопрос прорабатывался, вошли в план именно капитального ремонта, обновления. Я бы хотел сказать большую благодарность, соответственно, и городу, и мэрии, и вообще всем людям, которые были завязаны на принятии этого решения. Потому что ни коронавирус, ни вот эта тяжёлая ситуация…

    А.СОЛОВЬЁВА: Не отсрочили это всё.

    П.ГУЛЯЕВ: На сроки, скорее всего, это, конечно, оказало своё влияние, но в большей именно степени со строителями это было связано и с другими вопросами. Но тем не менее сама программа была доведена до своего логического завершения и начался этап именно капитального ремонта.

    137 зданий на текущий момент запланировано к ремонту. Это здания, как правило, предыдущих годов, вернее, века, XX века, начала века, середины века. Допустим, у нас в лечебном учреждении таких поликлиник четыре. У нас первое здание уже вошло в капитальный ремонт в 2020 году и в 2021 году мы уже вышли из капитального ремонта в этом обновлённом здании. Там уже ведётся приём населения. И другой филиал у нас ушёл в капитальный ремонт и сейчас как раз находится в этапе капитального ремонта. Оба здания семидесятых годов. Пятьдесят лет никакого капитального ремонта там не было, только текущий для поддержания ситуации.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я напомню наши координаты: SMS-портал +7-925-88-88-948, Telegram govoritmskbot, наш Telegram-канал со всеми последними новостями radiogovoritmsk и у нас ведётся сейчас трансляция в YouTube.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: YouTube-канал «Говорит Москва, «Анна и Марина». 

    Я хотела спросить, все вот эти поликлиники, которые сейчас будут ремонтироваться, они как будут выглядеть, одинаково, и взрослые, и детские? Или чем-то всё-таки будут отличаться? 

    П.ГУЛЯЕВ: Вы знаете, я был и в детской поликлинике, и во взрослой. Наверное, здесь будет правильнее сказать так, что принципиальных отличий между детской и взрослой, их не будет. Есть принцип «Нового московского стандарта», по которым осуществляется капитальный ремонт, этот принцип воплощается в обеих поликлиниках. Разумеется, у детей что-то будет связано именно с детским направлением сферы деятельности. То есть мебель немножко будет отличаться, что-то с зонированностью, что-то в картинках будет.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Немножко добавлю. В нашей детской поликлинике мы уже выпустили один наш филиал из капитального ремонта, который находится в районе Щукино. Принципиальное отличие в том, что мы немножко отличаемся по цветам. Детские поликлиники крайне светлые, такие имеют зеленоватые, светло-салатовый даже оттенок. И традиционно для детских поликлиник, они имеют красивые картинки, которые радуют глаз детям. У нас крайне интересная мебель и зоны комфортного пребывания для детей в виде дерева, и столики стоят детские для рисования, и стульчики. В общем, дети, приходя к нам в поликлинику, испытывают огромную радость.

    А.СОЛОВЬЁВА: Вот такие игровые зоны. 

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да, у нас приходят дети поиграть в поликлинику чаще, чем сходить к врачу.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Мне кажется, очень важно детям с самого начала их жизни рассказать о том, что врачи, поликлиники — это вообще не страшно, сдавать кровь — это не страшно, анализы и так далее, чтобы они шли в поликлинику как на какой-то праздник.

    А.СОЛОВЬЁВА: Расскажите, пожалуйста, а что такое вообще новый стандарт поликлиники? 

    П.ГУЛЯЕВ: Спасибо.

    А.СОЛОВЬЁВА: Что такое новый стандарт?

    П.ГУЛЯЕВ: Мы сейчас как-то ушли сначала в очень узкую специфику — капитальный ремонт поликлиник в виде того, что мы получили на выходе чисто с внешней точки зрения. 

    На самом деле внешняя сторона — это только часть самого решения. До того, как начать капитальные ремонты, рабочая группа прорабатывала вопрос, а что мы хотим получить на выходе. Вот этот выход, на выходе — один из элементов, само здание с цветами, с мебелью, то, что тоже осуществлялось с глубокой проработкой. Это определённые принципы, в первую очередь. 

    Ну вот несколько принципов. Это, например, зонированность. Например, ранее, учитывая, что за пятьдесят лет постоянно врачи переселялись с этажа на этаж, ранее можно было увидеть врача любой специальности на любом этаже, в любой точке, в любом другом кабинете, так, что поликлиники не воспроизводились между собой. Сейчас принципиальным моментом является то, что, например, наиболее посещаемые кабинеты спущены на первый этаж. Врач дежурный, манипуляционный, процедурный кабинет, прививочный кабинет, они на первый этаж, там, где будет наибольшее посещаемость. 

    Параллельно с этим расширяется именно зона комфортного пребывания. То есть сами помещения стали просторнее не только внутри кабинетов, но и, в первую очередь, для наших маленьких посетителей и, соответственно, для взрослых пациентов. Это второй момент. Очень большие пространства с комфортной мебелью, с местом пребывания.

    Третий момент. Стандартизация по оказанию, по наполнению этого лечебного учреждения, связанная с тем, что, например, по новому стандарту восемь специальностей присутствуют. Это во взрослых поликлиниках, у детей немножко, небольшие отличия есть. Восемь специальностей присутствуют в каждом филиале. Это обычные врачи, которые должны обязательно присутствовать, это терапевт, соответственно, участковый терапевт или врач общей практики, хирург, офтальмолог, кардиолог, невролог, эндокринолог и так далее. Но есть пять специальностей, которые присутствуют только в головном здании. Это, например, гастроэнтеролог, это уже специфические такие врачи, гастроэнтеролог, пульмонолог, колопроктолог и так далее. То есть пять специальностей. 

    И ещё один из принципов оказания медицинской помощи — это цифровой контур. Цифровой контур, который связан с тем, что переоборудуются поликлиники. Старая техника не остаётся в этих поликлиниках, туда закупается новая цифровая техника с тем, чтобы объединить её в единый цифровой контур для того, чтобы… Вы помните о том, что у нас же ещё одна есть программа, их несколько, но одна из основополагающих — это электронная медицинская карта. Чтобы работать с электронной медицинской картой, требуется туда информацию загрузить. Но одно дело — вбивать её вручную из рукописного текста и другое дело — брать уже сразу из цифровой техники.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Автоматически.

    П.ГУЛЯЕВ: Совершенно верно. Сделать цифровой контур. И вот внутри этих филиалов отремонтированных есть определённый набор цифрового оборудования, в том числе тяжёлого рентгена, томограф, флюограф, ультразвуковые аппараты, ЭКГ-аппараты — всё полностью обновлённое. Но дополнительно к этому в этот же цифровой контур погружена будет и тяжёлая техника более специфического уровня: это МРТ, это КТ. В головном здании. То есть, есть определённый принцип построения того, как эта медицинская помощь должна для населения оказываться с тем, чтобы она была для населения логичной. Если, допустим, ты наблюдаешься в этом лечебном учреждении, но хочешь перейти в другое лечебное учреждение, в том числе из детского во взрослое и из взрослого во взрослый, ты просто приходишь в новое учреждение и знаешь, вот справа там у тебя будет дежурный врач. А вот МРТ, тебе всё-таки придётся поехать в головное здание. Но зато ни уролог, ни кардиолог, ни невролог, не нужно искать его в других зданиях, что зачастую сейчас присутствует в большинстве поликлиник. Он у тебя есть в твоём филиале.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Удобно. Андрей пишет: «Два дня назад был в поликлинике на Маршала Федоренко. Был удивлён интерьеру, хочется ещё раз туда прийти».

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, на самом деле всё очень красиво. 

    Павел Владимирович, я правильно понимаю, что теперь такое оборудование, как компьютерная томография, МРТ, это будет в каждом головном здании? 

    П.ГУЛЯЕВ: Совершенно верно. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Цель такая.

    П.ГУЛЯЕВ: Амбициозные планы именно такие. Но и сейчас Москва является одним из самых насыщенных городов мира по КТ и МРТ. Но тем не менее сам принцип построения у нас амбулаторной сети именно так будет выглядеть. Но это что касается взрослой сети. 

    А.СОЛОВЬЁВА: А что касается детских? 

    Т.КИЖЕВАТОВА: Нет, в детской сети не будет в каждом здании МРТ и КТ, потому что такой потребности у детей… нет необходимости такого количества оборудования. Хотя мы тоже будем насыщены оборудованием, которое требуется сейчас, необходимость для правильной диагностики у детей. У нас будут и экспертного класса УЗИ-аппараты, они уже есть, не только стационарные. У нас очень, просто космос аппараты для выхода на дом, выдали нам. У нас шикарная стоит ЛОР-установка с возможностью проведения эндоскопии носа, что в детской практике крайне важно для диагностики аденоидов. Родители очень часто отказываются от проведения рентгеновских исследований, эндоскопия нас очень выручает. И остальные кабинеты тоже имеют достаточно серьёзное оснащение. В общем-то, мы очень довольны. У нас тоже два филиала в ремонте, один мы только что получили, недавно, вот в марте. Второй филиал у нас ушёл в ремонт 9 марта 2021 года, и тоже мы его ожидаем в ближайшем будущем. Оба филиала будут насыщены вот таким хорошим оборудованием.

    А.СОЛОВЬЁВА: Татьяна Александровна, что касается детских поликлиник, там будет тоже вот этот принцип зонирования, например?

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да, конечно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Применяется, да, тоже?

    Т.КИЖЕВАТОВА: Конечно. На первом этаже точно так же у нас будет, вот Павел Владимирович сказал, что независимо от того, в какую поликлинику ты приходишь, во взрослую или детскую, ты тут же ориентируешься, что здесь стойка информации с одной стороны, с другой стороны дежурный врач, там кабинет забора биоматериалов.

    Также я хочу сказать, в детской сети то, что сейчас у нас происходит, на первом этаже у нас есть полноценный буфет, и детки, придя на анализ крови, когда не могут покушать с утра, родители с удовольствием заводят их после этого перекусить, покушать и уже потом пойти погулять.

    А.СОЛОВЬЁВА: Раньше такого не было.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Нет, у нас не было буфетов. У нас были аппараты, где можно было купить еду, вейдинговые аппараты. Но сейчас у нас очень хорошая, полноценная и качественная пища для детей.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Дополнительный стимул, да, появился?

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да. Детки с удовольствием кушают. Когда мама с ребёночком находится у доктора, папа может также попить кофе внизу и подождать своё семейство. Так что…

    А.СОЛОВЬЁВА: Очень удобно.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Очень. Да, очень удобно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Вопрос к вам обоим. Насколько я понимаю, вот эта система зонирования, это же изначально больничная система была зонирования, по отделениям, что-то похожее.

    П.ГУЛЯЕВ: Это вопрос немножко другого порядка. Это зонирование больше имеет отношение к логистике. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, к логистике. 

    П.ГУЛЯЕВ: А не к тому, что мы разбиваем на подразделения, чтобы потом эти подразделения между собой блоками взаимодействовали.

    Например, если правильно рассудить, наиболее посещаемый кабинет находится на первом этаже, а участковая служба находится, вся находится на втором этаже. Она менее посещаема, чем процедурный кабинет. Там всё-таки запланированная медицинская помощь, изначально записанные пациенты приходят, поэтому на втором этаже. Третий этаж и четвёртый этаж — это специалисты и диагностические исследования, в зависимости оттого…

    М.АЛЕКСАНДРОВА: От направления, куда направили пациента, туда он идёт.

    П.ГУЛЯЕВ: Совершенно верно. То есть это не будет в большей степени по отделениям. Потому что и ультразвуковые аппараты, и рентгеновские аппараты окажутся, скорее всего, на одном этаже, но это немножко разные отделения. Поэтому здесь не блочная система стационара, где есть терапия, есть хирургия и так далее.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: А учитывались ли пожелания врачей при разработке нового стандарта поликлиник? 

    П.ГУЛЯЕВ: Суперский вопрос.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, вот этот вопрос, участвовали, собственно, сами врачи вместе с властями в разработке? 

    П.ГУЛЯЕВ: Супервопрос. Ответ на него заключается в следующем. У нас в своё время была создана рабочая группа — раз. Помимо того, что была создана рабочая группа, были сделаны шоурумы. Вот один из шоурумов взрослой поликлиники был на базе ДЦ № 5, филиал № 3 ДЦ № 5 по адресу Шенкурский, д. 8А. А второй шоурум в 125-й детской поликлинике, но это тоже в наших же районах, в районе Бибирева и одно, и второе. И, соответственно, туда приезжали, мало того, что главные врачи приезжали для того, чтобы посмотреть вживую, пощупать, потрогать, принять решение о том, насколько это удобно, оставить свои замечания для того, чтобы можно было скорректировать.

    Я по опыту могу рассказать, как это выглядело в нашем филиале.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Расскажите.

    П.ГУЛЯЕВ: Поскольку мы от этого отвели второй этаж нашего третьего филиала, туда врачам достаточно легко было прийти с тем, чтобы посмотреть. Так вот вплоть до того доходило, что врачи приходили, садились, кресла неудобные или цвет режет глаз. Когда начали выбирать цвет, там же ремонт делался на глазах у самих врачей, когда делался ремонт, подбор краски, эта краска слишком блёклая. Строители делают, то, что изначально выбрали, помазали…

    М.АЛЕКСАНДРОВА: В режиме реального времени.

    П.ГУЛЯЕВ: Совершенно верно. Посмотрели. Не нравится или ещё что-то такое. Вот эти нюансы, скажем так, они, может быть, смешно выглядят, но тем не менее вот эта вовлечённость в процесс, которая была на этапе разработки, она оказала очень большое влияние. Не было отторжения, притом, что запустили этот капитальный ремонт, люди понимали, ради чего это делается. В принципе, люди ожидали. То есть наши сотрудники ожидали, что да, придётся потесниться на период капитального ремонта, но мы знаем, что будет в итоге, мы готовы.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Какой результат мы получим в итоге и это того точно стоит.

    П.ГУЛЯЕВ: Да.

    А.СОЛОВЬЁВА: Насколько я понимаю, это не просто ремонт поликлиник. Это не просто ремонт поликлиник, то, что происходит. Это, по сути, на месте старой поликлиники появляется новая.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Обновления серьёзные очень.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да. И там, насколько я также понимаю, производится перепланировка. Производится перепланировка, да?

    П.ГУЛЯЕВ: Безусловно. Вплоть до того, что, например, рентгеновское оборудование с четвёртого этажа переезжает на третий этаж. Но прежде, чем туда переехать, оттуда всё вывозится — раз. Я публикую постоянно в Facebook, мы стараемся даже, главные врачи, у кого есть эти филиалы, приезжать и выкладывать фотографии. Ты идёшь по помещениям, вернее так, по зданию, справа, слева от тебя нет окон, нет дверей, пустые пространства и где-то в коридорах заложены дверные проёмы, где-то они, наоборот, появляются, ещё что-то. То есть ты визуально даже видишь, как это здание, старое здание, преображается визуально, на твоих глазах преображается, становится новым, то, чего ты до этого в этом здании, в принципе, не видел. 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Сергей пишет: «Ремонтировать поликлиники нужно. Это здорово. Оборудование там новое, современное — это тоже прекрасно. Но бывают проблемы с записью к специалистам».

    А.СОЛОВЬЁВА: Бывает такая проблема? 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Сталкивались с этим?

    Т.КИЖЕВАТОВА: Проблемы, конечно, такие бывают, но мы успешно с ними справляемся и достаточно быстро решаем эти проблемы. Врачи так же, как и наши пациенты, иногда болеют. Но в детской сети у нас сейчас, в общем-то, процесс налажен. Ко всем специалистам, у нас доступность к участковой педиатрии составляет до одного-двух дней. Попасть на приём также можно и в часы работы поликлиники. Если по каким-то причинам ты не мог записаться к своему участковому педиатру, можно легко попасть к дежурному врачу. В каждом филиале работает дежурный врач с восьми до восьми, проблем с этим нет. Также у нас есть кабинет выдачи справок и направлений. Если какой-то такой вопрос, не требующий участия лечебного какого-то процесса, а необходима выписка каких-то справок или оформление карточки, ещё что-то…

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Оперативно можно получить.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да, совершенно верно, оперативно в этом кабинете можно получить.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я могу сказать по себе, у меня не было никаких проблем.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Нет, в детской вообще сложно получить такие проблемы, потому что детки, когда приходят, ну, во-первых, у нас всегда есть и можно обратиться по живой очереди, если что-то случилось, но записаться можно в те временные рамки, которые необходимы. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Ещё у меня есть вопрос. Вот поликлиники сейчас реконструируют, но ведь не только сами здания, но и территория тоже приводится в порядок.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Прилегающая.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Конечно, да. Если говорить по нашему филиалу, который сейчас вышел уже из капитального ремонта, колоссальные преображения произошли на нашей прилегающей территории. У нас поликлиника стоит на небольшом возвышении, склон есть, у нас укреплены все эти земляные склоны, поменяли нам забор, очень такой добротный поставили, и видеонаблюдение очень качественное по всей территории поликлиники. Высажено достаточное количество деревьев, почти сорок деревьев у нас посадили, кустарники, сформированы велопарковки, есть необходимые лавочки посидеть, поиграть детям, клумбы оформлены. То есть прийти и в саму поликлинику очень приятно, и на территории очень комфортно. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Можно также посидеть, подождать.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да. 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: На свежем воздухе.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да, совершенно верно. У нас приходят, пространства много. Конечно, организованы все необходимые элементы для доступности маломобильных граждан. Есть у нас и парковка для инвалидов, и все необходимые сооружения для того, чтобы им было комфортно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я напомню, что всё это реализуется в рамках программы «Мой район» в Москве, именно благоустройство прилегающей территории. Да?

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Ещё, кстати, у меня такой вопрос. Как вы считаете, почему нужно ремонтировать поликлиники именно по единому стандарту? Почему именно к одному стандарту нужно приводить их? 

    П.ГУЛЯЕВ: Мне кажется, я бы со своей точки зрения сказал, вообще медицина — это всегда… это искусство, оно связано не с индивидуальным выписыванием картин. Это индивидуальный подход к человеку, но в рамках всё-таки определённых стандартов оказания помощи, в том числе стандартов логистики и не только. 

    Существует такое понятие как «доказательная медицина». Прежде чем какой-то метод лечения внедряется на уровне медицины, он всегда проходит апробацию на уровне научных исследований, клинических исследований и так далее. То есть любое лекарство, прежде чем попасть на рынок, оно проходит именно такой путь. Это называется доказательная медицина. То есть принципы его организации, лечения, невозможно куриным помётом лечить в поликлинике, потому что ну не пройдёт никакой доказательной медициной…

    М.АЛЕКСАНДРОВА: И хорошо, что не пройдёт.

    П.ГУЛЯЕВ: Да, невозможно будет доказать. То же самое здесь. Требуется для того, чтобы можно было организовать в этом мегаполисе, в большом мегаполисе медицинскую помощь определённого уровня, её нужно стандартизировать. И в первую очередь, кстати, это можно обернуться на предыдущий год, по COVID мы же это видим. Если бы не было стандарта его оказания для наших жителей, то есть в понимании того, на какой день берём мазок, когда выезжаем, когда назначаем лекарства, когда их выдаём, какие лекарства выдаём. Нельзя организовать закупок, нельзя организовать логистику по автомобилям, автотранспорту, нельзя понять, сколько персонала тебе нужно для того, чтобы это организовать. Одно тянет за собой другое. Вот эта стандартизация как раз и позволяет внедрить мало того, что понятные принципы для самих пациентов, но и внедрять немножко дальше, двигаться. Например, чтобы создавать цифровой контур, о котором мы начали говорить, ту же самую электронную карту. Ну, неужели неудобно иметь в сотовом телефоне у себя здесь все результаты своих исследований, анализов и приёма врачей.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: С ужасом вспоминаю раньше карты, когда мы получали их в регистратуре, их часто теряли и у нас проблемы были в связи с этим. 

    П.ГУЛЯЕВ: Этот ужас…

    М.АЛЕКСАНДРОВА: А сейчас этого нет, сейчас всё систематизировано.

    А.СОЛОВЬЁВА: У некоторых людей была такая толстая вот эта карта.

    П.ГУЛЯЕВ: По опыту могу сказать, что всё равно женщины… пожилые всё-таки, они больше всё-таки склонны искать эту свою бумажную карту.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Но не всё сразу, нужно же привыкнуть, дать время.

    П.ГУЛЯЕВ: Но тем не менее большинство уже всё-таки интуитивно понимает, что гораздо удобнее иметь эту карту вот здесь, с собой. К любому врачу пришёл в любое лечебное учреждение, у тебя здесь всегда всё есть.

    А.СОЛОВЬЁВА: Ирина нам пишет: «Зачем после ремонта в поликлинике подсвечены все окна яркими огнями и иллюминацией по периметру на всех этажах? Сияет днём и ночью, будто это центр Лас-Вегаса, а не лечебное учреждение».

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Вам не угодишь. Слишком светло — плохо, темно — тоже плохо.

    А.СОЛОВЬЁВА: Мне кажется, это логично, подсветка.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Можете как-то прокомментировать, почему у нас столько света в поликлиниках? 

    П.ГУЛЯЕВ: Поликлиника называется «Моя поликлиника». Вот и всё. 

    Т.КИЖЕВАТОВА: Вы знаете, очень красиво.

    П.ГУЛЯЕВ: Конечно.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Если вы видели в вечернее время поликлинику, это просто глаз не оторвать, правда. Нет, это не напоминает Лас-Вегас, это просто очень красиво. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, это красиво.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: 13 часов 36 минут в Москве. Всем доброго дня, дорогие друзья. В студии Анна Соловьёва.

    А.СОЛОВЬЁВА: И Марина Александрова.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Программа «Выход в город». Мы говорим сегодня о «Московском стандарте поликлиник».

    А.СОЛОВЬЁВА: О новом московском стандарте. И у нас сегодня в гостях главный врач диагностического центра № 5 Павел Владимирович Гуляев и главный врач детской городской поликлиники № 58 Татьяна Александровна Кижеватова. 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Бегемот Воронежский прислал нам сообщение в Telegram: «А будет ли в новых зданиях возможность померить давление?»

    П.ГУЛЯЕВ: Спасибо большое. Это, скорее всего, всё-таки вопрос, наверное, к взрослой поликлинике. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, вряд ли к детской.

    П.ГУЛЯЕВ: Чаще у нас этот вопрос задают. Да, конечно же, будет. То, что полюбилось нашим посетителям, вот этот автоматический аппарат для измерения давления, он точно присутствует возле медицинского поста, но, помимо этого, и у дежурного врача, можно будет обратиться. Я не припомню даже вообще проблем, связанных с тем, что кто-то, находясь в поликлинике, не смог бы измерить давление, тем более, если человек, допустим, чувствует какой-то дискомфорт.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Недомогание какое-то.

    П.ГУЛЯЕВ: Да, недомогание или подозрение на то, что у него скакнуло давление.

    А.СОЛОВЬЁВА: Вы знаете, какой у меня возник вопрос? Мы предыдущие полчаса говорили о комфорте пациентов, по сути. А теперь мы поговорим о комфорте врачей.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: И об их условиях работы.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да. В связи с этим новым стандартом, что изменилось в условиях работы врачей? Они стали лучше же, да, наверняка? 

    П.ГУЛЯЕВ: Вы знаете, я вам так скажу, судить врачам, насколько лучше они стали… Ну давайте вернёмся к разговору, который был до паузы. Сами врачи подбирали оттенки, цвета, мебель, что их должно окружать в период работы, то есть в период самого рабочего процесса. Но, помимо рабочего процесса и нахождения в самом кабинете, существует ещё какое-то время для того, чтобы просто перевести дух. То есть принять позу мыслителя и хотя бы десять минут посидеть, подумать о чём-то.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Комната отдыха какая-то.

    П.ГУЛЯЕВ: Комната отдыха, совершенно верно. Например, цокольный этаж или подвал раньше это было, сейчас это цокольный этаж по сути, нельзя это назвать подвалом, потому что это совершенно тоже видоизменённая территория. Там появилась не только комната приёма пищи для всего персонала, но и комната отдыха, комната приёма пищи, женская раздевалка, мужская раздевалка, каждая из них имеет душ с тем, чтобы можно было после тяжёлого трудового дня не только переодеться и пойти грустно, с уставшими глазами домой, но перед этим всё-таки набраться сил для того, чтобы спокойно можно было бы зайти в магазин, накупить кучу вкусностей для своей семьи и только потом уже попасть домой. Но для этого потребуется провести время. Поэтому сама идея организации ординаторских, она присутствует в этих зданиях. Не бросается в глаза с тем, чтобы там врачи не собирались где-то на этажах, чтобы в глаза это для пациентов, не отвлекать их. Вот закончился рабочий день, пожалуйста, можете идти в ординаторскую, которая уединённая, там посидеть с тем, чтобы можно было поработать с документацией, посмотреть какие-то новости в интернете, в том числе научные, медицинские новости в интернете. Просто банально принять душ.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Это удобно очень, помогает.

    П.ГУЛЯЕВ: Кстати, хочу сказать, что немаловажное значение имеет, тоже разговаривали до начала перерыва, буфет. Казалось бы, может быть, оно… Мы не имели буфеты в поликлиниках, поэтому это не было чем-то таким, что вызывало бы искренний интерес или ожидания, потому что ну их не было. То есть такого сильного запроса не было. Но, с другой стороны, если логику включим, сдача анализов в большинстве случаев…

    М.АЛЕКСАНДРОВА: На голодный желудок.

    П.ГУЛЯЕВ: Вы правильно всё говорите. Не надо быть врачом, чтобы это знать. Сдаёшь его на голодный желудок. Ты приходишь голодным, ты сдаёшь этот анализ. Дальнейшие твои действия: либо идти домой покушать, либо в кафе, либо сесть здесь при всех, открыть свой бутерброд и покушать. Это хорошо, если, допустим… Воспитание у каждого разное. 

    Второй момент. У людей есть, например, потребность не только голода, но есть болезни, которые предполагают, что ты не можешь быть голодным длительное время.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Конечно.

    П.ГУЛЯЕВ: Вот эта точка, где нужно будет покушать, она должна быть в лечебном учреждении в любом случае для того, чтобы ты мог принять пищу, даже необязательно купив её, а просто сев, принеся с собой. 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Место, где можно перекусить.

    П.ГУЛЯЕВ: Совершенно верно. Где ты не бросаешься в глаза, где ты себя будешь чувствовать комфортно с этим бутербродом.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Мне очень интересно ещё, кстати, меню в вашем буфете насколько широко представлено?

    П.ГУЛЯЕВ: Приезжайте, посмотрите.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Интересно, что там. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Я добавлю, что ещё речь идёт о людях, которые, например, сдали анализы, им надо на работу ехать, у них нет сейчас возможности. Поэтому это очень удобно. Они зашли в буфет и перекусили сразу. 

    Т.КИЖЕВАТОВА: В двух словах, если по меню, я дополню. У нас на завтрак можно ребёночку купить даже сырники и запеканку. Я говорю про детские буфеты. Есть горячий ассортимент, горячие блюда, которые разогреваются. То есть в обеденное время кто пришёл, может покушать не только кто пришел, но и сотрудники могут что-то купить. Ну и всякие вкусняшки тоже есть — и булочки, и круассаны, и сладости, и шикарный кофе.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Захотелось как-то сразу в поликлинику отправиться.

    А.СОЛОВЬЁВА: Аппетитно рассказываете. Нам захотелось тоже с Мариной прийти и перекусить.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Насколько мы знаем, вы как раз главные врачи тех поликлиник, где уже завершился капитальный ремонт. Верно?

    А.СОЛОВЬЁВА: Ну не во всех, да, филиалах?

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да, верно.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Конкретно вы где…

    Т.КИЖЕВАТОВА: Если про детскую поликлинику, вот у нас завершился капитальный ремонт во втором филиале, который расположен на улице Новощукинская, дом 10, строение 1. Это Щукино, район Щукино. Мы вышли из капитального ремонта 1 марта и вот уже функционируем какое-то время и пока очень довольны. И сейчас мы уже отдали, в марте 2021 года, ещё один филиал в капитальный ремонт, который находится в районе Строгино. Так что у нас будут две совершенно новые поликлиники.

    А.СОЛОВЬЁВА: А что говорят пациенты, когда они приходят в эти новые поликлиники? Собираете мнения? 

    П.ГУЛЯЕВ: Да, собираем. Мне больше всего понравилось… Мнения мы собираем не в виде отдельных книг, куда все пишут благодарственные и хвалебные оды, а больше в виде разговора. Да, действительно, присылают, в том числе и по интернету присылают, и на почту присылают. Но мне больше всего понравилось, поскольку в соцсетях достаточно широко все представлены, мне понравилось обсуждение. Там шло обсуждение пресловутого буфета, стоит, не стоит, нужно, не нужно. Да, это тоже вопрос, который, в общем-то, вызвал искреннюю дискуссию. 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Кто-то был против? 

    П.ГУЛЯЕВ: Да, были против.

    А.СОЛОВЬЁВА: Против буфета?

    П.ГУЛЯЕВ: Да.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Как это можно? 

    П.ГУЛЯЕВ: Знаете, как говорят, лучше бы деньги раздали. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Это, вы знаете, есть категория людей, которые всегда чем-то недовольны.

    П.ГУЛЯЕВ: Мне там понравился один комментарий. Девушка написала, побывав в этой поликлинике: «я проживаю не на этой территории, но, в принципе, мне по дороге на работу и домой, я проезжаю мимо, поэтому, побывав в этой поликлинике и посмотрев фотографии, которые вы там выкладываете в период капремонта, я приняла решение открепиться от коммерческой структуры и прикрепиться к этой поликлинике». Вот это реальный факт. Это можно прочитать на моей странице в Facebook, вот это присутствует. 

    Т.КИЖЕВАТОВА: Я хочу добавить ещё, наши пациенты, когда приходят, вы знаете, ведь поменялась не только поликлиника, но и сотрудники. 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Отношение.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да, сотрудники, отношение сотрудников. Во-первых, они такие приходят на работу с приподнятым настроением. Потому что поликлиника очень светлая, они приходят, они дорожат тем, что сделано, они ценят то, что сделано, они ухаживают за своей поликлиникой. Они даже с людьми стали общаться совсем по-другому, совсем другое отношение к пациентам. Появился вот этот искренний сервис, который необходим при посещении поликлиник. То есть все стремятся помочь, улыбаются, нет агрессии, нет какой-то, знаете, как раньше бывали такие вещи, не очень адекватное поведение. Сейчас этого совершенно нет.

    А.СОЛОВЬЁВА: Вы знаете, да, это, как говорят, бытие определяет сознание.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да. Вы знаете, у нас даже был один такой отзыв. Одна мама нам написала, что «у вас надо поучиться работать с пациентами, всем надо поучиться». Вот такие отзывы у нас пишут. Это очень приятно.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: А коллегам вашим результат поликлиник тоже же нравится, помимо того, что у них настроение как-то улучшается, на качество работы это влияет. Что они ещё говорят?

    А.СОЛОВЬЁВА: Как выглядит сейчас вообще рабочее место врача? 

    Т.КИЖЕВАТОВА: Ну… удобный стол, там есть обязательно даже подводка к интернету, у нас там компьютеры стоят. У каждого стола есть специальные подножки, куда врач может поставить ноги и как бы принять удобную позу, чтобы не было напряжения в ногах. В детской сети, я хочу сказать, у нас врачи, участковые педиатры, у нас сохраняется участковый принцип, и врач-педиатр, закончив свой приём, идёт на участок и проходит своих пациентов, вызовы на дому он обслуживает самостоятельно. То есть не как во взрослой сети, там на машинах. Поэтому крайне важно это всё. У нас для пациентов удобные стулья. У врачей также удобные кресла, которые крутящиеся. Всё очень красиво и удобно. 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: И наверняка ещё цвет стен какой-нибудь.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Светлое. Всё светлое. Очень светло в поликлинике и просторно.

    П.ГУЛЯЕВ: Хочу немножко добавить. Например, мало того, нажимные, нажал, розетки выезжают. Но речь даже не об этом. Мы как-то упустили ещё из внимания, если сейчас посетитель придёт в поликлинику, неважно какую, отремонтированную или не отремонтированную ещё, врачи, весь медицинский персонал будет в единой форме, в едином стандарте. Очень красивые халатыс эмблемами. Это такая стильная одежда, решение на которой пошёл город, сделав централизовано заказ для всего медицинского персонала всех городских поликлиник, стационаров в подчинении департамента здравоохранения города Москвы. Это очень сильная одежда, Bosco, по-моему, производитель.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да, фирма Bosco.

    А.СОЛОВЬЁВА: Bosco? Ничего себе.

    П.ГУЛЯЕВ: В очень таком элегантном стандарте, вплоть до обуви заказали с тем, чтобы все были… 

    Т.КИЖЕВАТОВА: Вы, кстати, легко сможете отличить медсестру и врача. У медсестры есть определённая эмблема на рукаве, поэтому вы легко знать будете, к кому обратились. Ещё бейджики, конечно, есть, но даже издалека вы определите, кто идёт по коридору.

    А.СОЛОВЬЁВА: Стильно. Стильно.

    П.ГУЛЯЕВ: То есть цветовую гамму в виде того, что пятен зелёного, красного, жёлтого и зелёного на одном этаже вы всё-таки, если встретите, то это будет очень редко.

    А.СОЛОВЬЁВА: «Прикреплён к поликлинике на Инженерной. Новая. Гламурненько», — пишет нам Эндрю One.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Все пишут, что как-то очень так ярко, замечательно.

    П.ГУЛЯЕВ: Так это и есть наша поликлиника. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Красиво.

    П.ГУЛЯЕВ: Ну не гламурненько, а действительно сделано качественно и хорошо.

    А.СОЛОВЬЁВА: Расскажите, пожалуйста, не все же радостно воспринимают информацию, когда там закрывается поликлиника на ремонт. Вот как решается вопрос именно доступности медпомощи во время ремонта здания? Куда обращаются люди, куда они могут обратиться, пациенты, пока здание закрыто?

    П.ГУЛЯЕВ: Давайте расскажу. Мы, когда заходили в капитальный ремонт, ещё первое наше здание, это был пробный шар, среди первых поликлиник мы заходили и достаточно тяжело было всё это отрегулировать. Начали мы в первую очередь с того, что начали объезжать людей, которые наиболее посещают наши поликлиники. Допустим, для взрослой поликлиники это общество инвалидов, это социальные работники, которые работают с надомными пациентами или с пациентами маломобильными, это общество ветеранов, это муниципальные собрания. То есть была максимально выделена информация по поводу того, что мы входим в капитальный ремонт, это до, это после, пожалуйста, вот что вы увидите после, немножко нужно набраться терпения.  Да, соответственно, поликлиника, которая уходит в капитальный ремонт, здание остаётся, но всё, что было в этом здании, начинка в виде оборудования и так далее, и персонал, который работает на этом оборудовании, и врачи, они все перешли в другое здание. Как правило, это здание было соседним. Имеется в виду наиболее приближённое. Понятно, что рядом двух поликлиник стоящих вряд ли вы такое найдете, но тем не менее наиболее ближайшая, туда переезжалось.

    Вот у нас, например, из первого филиала переехали в третий филиал. Были свои сложности. Да, это соседние здания, наиболее близко друг к другу расположенные, но были свои сложности. Наибольшую сложность вызвал вопрос, связанный с аптечным пунктом. То есть первоначально, когда мы планировали перевезти здание, мы планировали, что аптечный пункт будет неподалёку от поликлиники, которая принимает гостей, но не в самой поликлинике. И нам сразу сказали прямым текстом те люди, с которыми мы разговаривали, они больше всего просили, да, готовы потерпеть, да, готовы подождать, с учётом того, что, в принципе, те же самые врачи, которые нас ведут, они и останутся, просто они будут в другом месте и то временно, но для нас принципиальным моментом, особенно для льготников, является — оставьте, пожалуйста, аптечный пункт именно в том здании, в которое мы переезжаем, чтобы не надо было десять раз ходить.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Ходить, ездить, да. 

    П.ГУЛЯЕВ: Вышел от врача с рецептом, получи, иначе это будет неудобно. И мы пошли на это. Мы вышли на ЦЛО, это Центр лекарственного обеспечения, который владельцем данных аптечных пунктов является. Они пошли на то, чтобы увеличить пропускную способность того аптечного пункта, который присутствует в этом здании. Вот. К большому удовольствию, соответственно, нам удалось пройти вот этот момент достаточно с пониманием. Были сложности, но они были именно понимаемые со стороны населения, со стороны пациентов.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Преодолеть их получилось. 

    П.ГУЛЯЕВ: Да.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Андрей пишет: «Был в детской и взрослой поликлинике. Всё очень понравилось, подольше бы сохранилась такая красота».

    А.СОЛОВЬЁВА: Ну она сохранится.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Мы будем стараться сохранить её.

    А.СОЛОВЬЁВА: «Добрый день. Очень приятно слышать глубокоуважаемого Павла Владимировича. Огромный респект и уважение». Заведующий отделение неотложной медицинской помощи ФГБУ 9 ЛДЦ Минобороны России Багав Гусейханович Алиев пишет вам и благодарит.

    П.ГУЛЯЕВ: Спасибо большое. Спасибо, Багав.

    А.СОЛОВЬЁВА: «Теперь оставшиеся молодые врачи поедут в Москву из провинции в такие поликлиники», — пишет Андрей. Ну, не исключено, собственно.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Возможно, кстати, да.

    П.ГУЛЯЕВ: Ну у нас же крепостного права нет. Если хорошие врачи, приезжайте.

    А.СОЛОВЬЁВА: А много желающих сейчас?

    П.ГУЛЯЕВ: Вы знаете, кстати, очень много сейчас идёт разговоров на тему того, что понаехали, то есть там сменяемость идёт. 

    По поводу качества оказания медицинской помощи и по поводу тех специалистов, которые работают и которых мы набираем. Дело в том, что город постоянно берёт на себя планку того, как можно было бы повысить качество оказания медицинской помощи. Разговариваем о том, что капитальный ремонт в поликлиниках. С другой стороны, форма, я рассказал. А есть ещё, например, такой момент: все, кто трудоустраиваются в сеть департамента здравоохранения города Москвы, проходят специальную экзаменационную комиссию, где главные специалисты города Москвы именно департаментского подчинения принимают экзамены у этих людей. Это касается большинства специальностей. Это участковые, ВОПы, терапевты, кардиологи, неврологи, гастроэнтерологи. 

    И для того, чтобы сдать этот экзамен, это не просто проформа, это теоретическая часть, в симуляционном центре это сделано, это теоретическая часть, это, соответственно, анкетирование и всё остальное, и практическая часть в центре. После этого ещё экзамен. То есть для того, чтобы попасть на работу в нашу сеть, требуется определённый уровень знаний, а не только корочки с собой иметь.

    А.СОЛОВЬЁВА: Татьяна Александровна, с детскими врачами также, да? 

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да, у нас тоже есть определённый отбор. Но хочу сказать, что у нас хорошо сейчас всё с врачами, у нас практически стопроцентная укомплектованность врачами. У нас есть небольшие сложности со средним медицинским персоналом, но врачи у нас есть везде, все участки закрыты и все специалисты есть в полном объёме.

    А.СОЛОВЬЁВА: То есть люди с удовольствием устраиваются на работу.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да, люди работают с удовольствием. Как только появляется вакантное место, ну по разным причинам, на пенсию уходят люди, уезжают, в декрет уходят, у нас тут же появляются, в течение короткого времени мы находим замену этому специалисту.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я вернусь к вопросу о ремонте поликлиник, об их реконструкции. Сейчас, в данный момент, как продвигается эта программа? И, насколько я понимаю, это всё будет продолжаться в других поликлиниках. Цель какая? Цель — заменить всё. Да? 

    Т.КИЖЕВАТОВА: Максимально отремонтировать.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, все поликлиники будут приведены к этому единому стандарту.

    П.ГУЛЯЕВ: К единому стандарту.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Постепенно всё, конечно, будет приведено.

    П.ГУЛЯЕВ: И обновить.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Да.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Ещё я хотела спросить у вас по поводу нового оборудования. Вы сказали, что старое оборудование вы убираете из поликлиник и постепенно заменяете новым. То есть получается, что врачи ещё проходят дополнительное обучение, да, учатся работать на этом оборудовании, то есть повышают свою квалификацию.

    П.ГУЛЯЕВ: Безусловно. То оборудование, которое внедряется, у нас даже специально выделено время, за какой-то период времени до момента, там за два, за три месяца врачи приезжают, проходят инструктаж, их обучают практическим навыкам работы на этом оборудовании. Даже зная о том, что рентгенолог и рентгенлаборант, да, они вроде бы по специальности должны знать любое оборудование, тем не менее даже в такой малости, в нюансах практические навыки отрабатываем на месте.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Это очень удобно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Ещё у меня возник вопрос, как меняется принцип работы лечебного учреждения в связи с пандемией? 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Какие-то стандарты, может быть, есть для работы во времена пандемии?

    П.ГУЛЯЕВ: Вы знаете, пандемия наложила свой отпечаток на нашу жизнь, нашу работу.

    А.СОЛОВЬЁВА: Ну она не могла этого не сделать.

    П.ГУЛЯЕВ: Амбулаторная сеть, она же, в общем-то, первое звено, с которым сталкивается пациент, после нас уже стационар. Наиболее часто, конечно, сталкивается именно взрослая сеть. 

    Да, некоторые принципы изменились. Например, появились… Ну, всегда они были, но здесь они вошли в постоянку, уже два года присутствуют специальные фильтры, то есть кабинеты для температурящих пациентов, постоянные замеры температуры, масочный режим. Да, мы это всё видим. 

    Я бы хотел сказать, что очень большое значение оказало то, что Москва выступила в виде инициатора некоторых направлений деятельности, например, создание АКТЦ, то есть амбулаторных компьютерно-томографических центров, которые позволили разгрузить стационары на амбулаторном этапе. Вспомните первоначальный этап всех этих проблем, когда скорые помощи стояли возле стационаров. 

    А.СОЛОВЬЁВА: В очереди.

    П.ГУЛЯЕВ: Помните, это в первые дни было. Тогда ещё просто мы не знали, с чем столкнулись, как работать. Но Москва постоянно принимала какие-то решения именно на этапе амбулаторного звена. Это внедрение вот этих АКТЦ. То есть стандартизация лечения. То есть не просто отсебятину нести в отношении терапии: это поможет, а я слышал, что это поможет. Нет, вот, ребята, есть у вас схемы лечения, пожалуйста, работайте по ним. Вот если будет статистика показывать, что есть более совершенная схема, мы внесём изменения, мы вам эту терапию тоже доведём. То есть вот такие принципы, то, о чём я говорил, доказательная медицина. Принципы стандартизации, которые были в мегаполисе ещё изначально сделаны, они, конечно, сыграли свою роль.

    А.СОЛОВЬЁВА: А вот эти центры компьютерной томографии, они создаются на базе тоже поликлиник, да?

    П.ГУЛЯЕВ: Безусловно, конечно. Это не отдельные структуры. Это те компьютерные томографы, которые присутствуют в поликлиниках, они, соответственно, изолируются от основного потока пациентов, которые пришли от соматического так называемого потока пациентов, и они отделяются и, соответственно, уводятся на поток пациентов, связанных именно с COVID

    М.АЛЕКСАНДРОВА: У меня ещё вопрос от наших, может быть, пожилых слушателей. Вы сказали, что вы проводили работу, информировали граждан с инвалидностью, например, о том, что поликлиника закрывается на ремонт. Если, например, мне сейчас нужно обратиться в поликлинику, где мне найти информацию о том, в какую поликлинику я могу обратиться, если моя, например, сейчас закрыта?

    А.СОЛОВЬЁВА: Если я пожилой человек и не очень хорошо владею интернетом.

    П.ГУЛЯЕВ: Могу, например, по опыту наших поликлиник сказать. Подходите к той поликлинике, которая ушла в капитальный ремонт, смотрите на забор, на котором большими транспарантами, баннерами написан новый адрес, в котором находятся все ваши врачи.

    А.СОЛОВЬЁВА: И можно туда прийти.

    Т.КИЖЕВАТОВА: Самый элементарный способ.

    П.ГУЛЯЕВ: Но это самый элементарный. На mos.ru, понятно, на сайте поликлиники эта вся информация есть. Но самый простой, совершенно верно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Позвонить же ещё можно.

    П.ГУЛЯЕВ: Там и телефоны указаны. Там всё есть.

    А.СОЛОВЬЁВА: Но я всё-таки надеюсь, что у большинства и наших слушателей, у москвичей пожилых всё-таки есть родственники…

    М.АЛЕКСАНДРОВА: …дети, которые могут помочь.

    А.СОЛОВЬЁВА: И знакомые, которые всегда могут помочь воспользоваться интернетом, узнать всю информацию.

    «Могу пройти медосмотр с отметкой в путевом листе для работы в такси? Есть такая опция в поликлиниках?» — спрашивает слушатель.

    П.ГУЛЯЕВ: Это немножко другое.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, мне тоже кажется.

    П.ГУЛЯЕВ: Я понял вопрос. Оно не имеет отношения к амбулаторному медицинскому осмотру. Это предрейсовые осмотры. Пожалуйста, к своему работодателю, который это всё организует перед вашим рабочим днём.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Я ещё хотела спросить по поводу такой истории, как check in. Мне кажется, сейчас это очень популярно.

    П.ГУЛЯЕВ: Check-up

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Check-up всё-таки, да. Насколько сейчас вообще эта услуга популярна и востребована в наших поликлиниках?

    А.СОЛОВЬЁВА: Есть же у вас, это называется диспансеризация.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Да.

    П.ГУЛЯЕВ: Это углублённая такая… Это называется check-up. Это не диспансеризация, это check-up. Павильоны здоровья, которые присутствуют в парках города Москвы, вы это видели, достаточно широко представлены и пользующиеся очень большой популярностью среди москвичей. Более того, начиная с определённого времени, в эти павильоны были внедрены принципы углублённой диспансеризации для пациентов, перенёсших COVID. То есть там немножко более расширенный алгоритм проведения обследования. Москвичи очень были заинтересованы в этом действительно.

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Услуга востребована.

    П.ГУЛЯЕВ: Да. 

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Друзья, время нашего эфира подходит к концу. У нас в гостях был главный врач диагностического центра № 5 Павел Владимирович Гуляев и главный врач детской городской поликлиники № 58 Татьяна Александровна Кижеватова.

    А.СОЛОВЬЁВА: И обсуждали мы «Новый московский стандарт поликлиник».

    М.АЛЕКСАНДРОВА: Друзья, большое вам спасибо.

    А.СОЛОВЬЁВА: Спасибо за эфир.

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus