• Первый заместитель председателя комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов в программе «Умные парни» на радиостанции «Говорит Москва». Выпуск от 14 июля 2022 года.

    15:00 Июль 14, 2022

    В гостях

    Владимир Бурматов

    Первый заместитель председателя комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды

    А.СОЛОВЬЁВА: 15 часов 5 минут в российской столице. У микрофона Анна Соловьёва. Здравствуйте. Это программа «Умные парни». У нас сегодня в гостях первый заместитель председателя комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Владимир Бурматов. Здравствуйте, Владимир.

    В.БУРМАТОВ: Здравствуйте.

    А.СОЛОВЬЁВА: Рада вас снова видеть в нашей студии.

    В.БУРМАТОВ: И я рад.

    А.СОЛОВЬЁВА: Наши координаты: СМС-портал +7-925-8888-94-8, Telegram для сообщений govoritmsk_bot, номер прямого эфир +7373-94-8, код города 495. Telegram-канал со всеми последними новостями radiogovoritmsk, там же идёт прямая видеотрансляция эфира. И еще одна такая же трансляция прямо сейчас в социальной сети «ВКонтакте» в официальной группе радиостанции «Говорит Москва». Вроде бы я ничего не забыла.

    Итак, начнём. Знаете, Владимир, я такую интересную штуку увидела вчера на белорусских сайтах, как ни странно. Минприроды утвердило список животных, которых можно держать дома и которых дома держать нельзя. А у нас есть такой список?

    В.БУРМАТОВ: Да, конечно. Только он по-другому у нас называется. У нас есть перечень животных, запрещённых к содержанию. Он появился вместе с федеральным законом об ответственном обращении с животными, который мы приняли около трех с лишним лет назад. И следом за ним появился нормативный акт правительства, который называется «Перечень животных, запрещённых к содержанию». Там перечислены животные, которых нельзя держать в квартирах, в частных домах, на садовых участках и так далее. Такой достаточно увесистый список, там львы, тигры и прочие опасные животные, которые могут навредить как владельцу, так и третьим лицам. И, соответственно, человек, не имея достаточно подготовки для того чтобы ухаживать за этими животными, может навредить и этим животным тоже. Поэтому да, в нашей стране такой список существует.

    А.СОЛОВЬЁВА: Вот что меня ещё удивило — что белорусы придумали список животных, которых можно держать.

    В.БУРМАТОВ: Ну, нет. У нас же другая юридическая практика. У нас в России разрешено всё, что прямо не запрещено законом. Поэтому если каких-то животных в перечне, запрещённых к содержанию, нет, значит, их дома держать можно. Скажем, вы дома можете завести белку себе. И она у вас будет жить. Единственное, чего пока у нас ещё нет, и мы сейчас эту статью разработали, это поправка в Кодекс об административных правонарушениях, которые установят штрафы для таких владельцев. Потому что давался переходный период, чтобы люди могли добровольно этих своих крокодилов передать, условно говоря, в зоопарки или реабилитационные центры и так далее. А до конца текущего года, 2022-го, мы примем поправку в КоАП, и там будут достаточно существенные штрафы, если мне не изменяет память, до 150 тысяч рублей будут штрафы для тех, кто содержит животных, запрещённых к содержанию. Ну, мы сейчас уже видим, что этот рынок обвалился и никто уже не дарит подарки своим друзьям, которые могут подвести именинника под статью, условно говоря, хотя раньше это была очень распространённая практика. Но у нас осталось другое такое, уродское, пагубное, безобразное явление — пляжные фотографы. Мы их так между собой называем. Но по большому счёту, это люди, которые таскают этих львят, тигрят, медвежат на привязи, они обсажены, как правило, транквилизаторами для того, чтобы были спокойнее. Из моей практики, как правило, эти животные ещё и инвалиды, их намеренно калечат, чтобы они не могли убежать куда-то или набедокурить как-то. Короче, этих несчастных львят и тигрят таскают по центральным улицам городов, по набережным. И сегодня их пока можно оштрафовать за незаконную предпринимательскую деятельность. Или надо доказывать жестокое обращение с животными, что доказать получается не всегда. А мы дадим возможность их штрафовать еще и за содержание. Почем за содержание — да потому что они живут, понятно, или у них дома, или в частном секторе где-то и так далее. И это будет, конечно, гораздо эффективнее. Но в целом, я могу сказать, даже те рейды, которые сейчас в Москве проходят, я тут буквально недавно выкладывал видео из одного из таких рейдов, они показывают, что те запреты, которые мы установили в федеральном законе об ответственном обращении с животными, они показали свою эффективность в этой части, и этих деятелей, по крайней мере, начали гонять.

    А.СОЛОВЬЁВА: Считаете ли вы, что нужно вообще запретить торговлю животными на рынках, так называемых птичьих рынках и в зоомагазинах?

    В.БУРМАТОВ: Я не просто так считаю. Я в этом уверен. Потому что животные — это не товар, это живые существа, которые достойны находиться в надлежащих условиях. Это не просто моя позиция, это оформленный мною законопроект, который уже прошёл первое чтение в Государственной думе. И также до конца текущего года он будет принят окончательно в трёх чтениях. То есть до конца года Государственная дума запретит торговлю животными через зоомагазины и птичьи рынки, исходя из того, что покупая там животное, хоть там, хоть там, без разницы, вы почти гарантированно купите себе животное-инвалида и в ста процентах случаях купите себе больное животное. Объясню, почему. Дело в том, что если кто-то давно просто не был в зоомагазине или тем более на птичьем рынке, то можете погуглить, в каких условиях там содержатся животные. Это маленькие, тесные аквариумы, без вентиляции, без инсоляции, без возможности выгулы, без ветеринарной помощи, без нормального рациона питания, без соблюдения режима дня, без социального общения. Я вот просто… пальцы скоро закончатся перечислять, а это просто навскидку. И понятно, что находясь там даже не неделями, а месяцами, животные находятся… точнее, переходят в состоянии просто весьма плачевное. Более того, в отсутствие ветеринарной помощи, а это там сплошь и рядом, они, как правило, являются ещё и переносчиками заболеваний, в том числе тех, которые имеют тропность, то есть могут передаваться от животного к человеку и для человека являются опасными. Поэтому если кто-то решает сейчас купить там подарок ребёнку, условно говоря, на день рождения, остановитесь. Потому что вы вместо подарка можете принести домой животное, которое вам придётся долго и дорого и с непонятным исходом лечить. Но кроме этого, члены вашей семьи также могут пострадать от контактов с этим животным.

    Возникает резонный, пока не заданный, но наверняка висящий в воздухе вопрос — а где тогда приобретать животное?

    А.СОЛОВЬЁВА: Попугайчика, например.

    В.БУРМАТОВ: Во-первых, механизм запрета в данном случае будет следующий. Это установление правительством Российской Федерации требований к местам продажи животных. Будут установлены требования, которым если зоомагазин или птичий рынок не соответствуют, то он этой деятельностью заниматься перестаёт. Простая человеческая логика нас подталкивает к тому, что для разных животных, наверное, эти требования будут разными. И понятно, что кошки и собаки в таких условиях ни находиться, ни продаваться не могут. Но, например, рыбки или маленькие грызуны или те же самые упомянутые вами попугайчики, для них условия создать гораздо проще, им не так много надо. У тех же рыбок аквариум что дома, что в этом зоомагазине ничем не отличается. Поэтому мелких животных вполне можно будет покупать там, где для них будут созданы нормальные подходящие условия в соответствии с требованиями, которые предъявит правительство.

    Что касается кошек и собак. Настоятельно всем рекомендую сегодня обратить внимание на приюты, где можно… я ответственно заявляю, про собак говорим, я сам забрал собаку из приюта в Челябинске. Можно взять собаку любо     породы, любого возраста, любого пола, окраса и так далее. У нас сегодня в Москве и Подмосковье есть приюты алабаев, приюты шпицев, приюты собак так называемых бойцовых пород. Кого угодно просто можно взять. Ну а если вы, как я, остановите свой выбор на беспородной дворняге, то этого брата просто навалом. Плюс заключается в чём? Вы гарантированно понимаете, что вы приобретаете животное вакцинированное, стерилизованное, это раз. Второе, вы можете с животным заранее пообщаться, познакомиться, погулять, приходить к нему бесчисленное количество раз, для того чтобы понять, что это действительно ваш питомец, выбрать его, это два. Ну, и доброе дело сделаете, одним бездомным животным станет меньше.

    Безусловно, останется возможность приобретать в питомниках собак.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Есть заводчики, они входят в какие-то клубы.

    В.БУРМАТОВ: Они, как правило, в федерации входят. У нас крупнейшая Российская кинологическая федерация. Питомники, которые соответствуют тем требованиям, о которых мы с вами говорим. Чтобы там была ветеринарная помощь, выгул, нормальные вольеры и так далее. Но обращу внимание: деятельность по разведению животных мы также будем регулировать. У нас сегодня это вообще нерегулируемая сфера. Против этого выступают все. То есть никого не устраивает ситуация, что разведение животных сегодня не регулируется вообще никак. У нас разводят собак, вот недавний скандал — 40 пуделей в однокомнатной квартире. Можете себе представить, в каком состоянии там находились эти собаки. Вот доплодились, что называется. Поэтому законопроект на тему регулирования и разведения породных животных у нас также подготовлен. Я его направил в правительство для получения официального отзыва. Надеюсь, что осенью у меня получится внести его в Государственную думу.

    А.СОЛОВЬЁВА: Как будет осуществляться регулирование?

    В.БУРМАТОВ: Там следующий механизм предложен. У нас порядок регулирования этой сферы будет определять правительство Российской Федерации своим нормативным документом. Поэтому мы не поднимаем это на уровень федерального закона, потому что малейшие изменения потребуют изменения федерального законодательства. Но это будет не приказ отдельного министерства, а с нашей точки зрения, это должно быть постановление правительства Российской Федерации.

    А.СОЛОВЬЁВА: Владимир, вы упомянули приюты и что там можно взять собаку, кошку. Как сделать так, чтобы этих приютов стало как можно меньше? То есть минимизировать количество как раз бездомных животных. Что делать в этом направлении? Ведь в регионах, не секрет, что в регионах, постоянно приходят эти новости — стая собак напала на кого-то… Реально много, это проблема просто, реально много бездомных животных.

    В.БУРМАТОВ: Давайте по порядку. Сначала про новости: стая собак напала на кого-то. На поверку, я занимаюсь этими случаями, мы по ним добиваемся, как правило, возбуждения уголовных дел, выясняется, что собаки, как правило, владельческие. Только сейчас завершилось расследование дела резонансного в Забайкалье, где, вы помните, в начале года загрызли девочку собаки. Она шла из музыкальной школы, девочка, второклассница, погибла. Все ваши коллеги отметились: вот, бездомные собаки загрызли. Нам эта ситуация, честно говоря, сразу показалась странной, потому что местные сразу сказали, что собаки были не бездомные, они принадлежала вполне понятной хозяйке. Мы инициировали депутатские запросы, было проведено расследование. Естественно, эта хозяйка была обнаружена. Собаки оказались владельческие, они находились на так называемом самовыгуле.

    То же самое, все последние громкие истории. Краснодарский край. Шахматистка из Саратовской области приехала на турнир, загрызли собаки. Нашёлся владелец. То же самое сейчас Чукотка, тоже загрызли ребёнка. И так далее. Владельческие собаки на самовыгуле ничем не отличаются от бездомных, это позиция номер один. Но у них есть хозяин, безголовый, безмозглый, который их просто выгоняет, что называется. Это даже не самовыгул, это самовыпас, потому что они вынуждены самостоятельно добывать себе еду, и их поведение ничем от бездомных не отличается. А виноват в данном случае человек.

    Второе. Что нужно сделать для того, чтобы в регионах стало меньше бездомных собак? Дело не в приютах вообще. Приют, он, собственно, решает одну проблему — собака будет на улице или собака будет находиться в приюте.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я имела в виду сокращение числа приютов, если будет меньше бездомных животных, брошенных.

    В.БУРМАТОВ: Для этого надо проблему решить. Проблема решается следующим образом. Первое, не должны выбрасывать на улицу, это раз. Второе, не должно быть случайного, неконтролируемого потомства. И третье, те, кто уже бегает на улице, должны находиться не на улице, а в приюте, должны быть стерилизованы и дальше их должны пристраивать в добрые руки. Как решаются эти задачи? Первое, чтобы не выбрасывали. Сейчас Госдума рассматривает мою поправку в Кодекс об административных правонарушениях о штрафах за выброшенных животных. Мы это предложили, она в первом чтении прошла. До конца текущего года я рассчитываю, что она будет принята уже во втором и третьем чтениях. До 30 тысяч рублей будут штрафы.

    Вторая задача — чтобы не было нежелательного потомства. Я всем губернаторам, с которыми мы общаемся, всем мэрам говорю: надо не приюты строить, надо животных стерилизовать. Это в разы, даже в десятки раз дешевле. Представляете, стерилизация животного стоит полторы тысячи рублей. Чтобы отловить одну собаку и поместить в приют, надо в три раза больше этих денег. И всё равно её придется там в приюте стерилизовать. Но те регионы, которые у нас сегодня достигли, как Нижний Новгород, например, 70-процентной стерилизации популяции безнадзорных животных, у них это количество уже несколько лет снижается, у них идет экономия средств, которые выделяются на это, и всё в порядке, там нет скандалов, нет загрызенных людей. Поэтому вопрос номер два — это вопрос стерилизации льготной, а лучше бесплатной.

    И наконец, третий момент — что делать с теми, кому сегодня уже не повезло с хозяевами, кто уже оказался на улице, бегает. Их с улиц надо забирать, их необходимо в приюты помещать, там стерилизовать. У нас же потом, знаете как, обнаруживаются выпущенные из приютов собаки с бирками на ушах, при этом, прошу прощения за подробности, они беременные. Такого не может быть. Значит, кто-то разворовал все деньги, бирку сделали и выкинули. Потому что в приюте собака обязательно стерилизуется. И дальше не на улицу выкидывать, а в первую очередь пристраивать в добрые руки.

    Я привёл сейчас в пример Нижний Новгород. Они по году пристраивают около тысячи собак в семьи. И спрос на это есть. Посмотрите, вся Москва завешана сегодня баннерами «Возьми кота», «Твоя собака у нас» и «Когда пойдёте за вторым?» Вот задача, которая должна быть решена.

    Ещё один краеугольный камень всего этого механизма — это, безусловно, регистрация. Потому что без регистрации животных эффективно не заработает ни один механизм. К сожалению, у нас эта тема почему-то, у меня нет ответа на этот вопрос, пробуксовывает в течение семи лет.  

    А.СОЛОВЬЁВА: А почему так боятся этого? Почему боятся регистрации животных?

    В.БУРМАТОВ: У меня ощущение, что просто никто не хочет брать на себя ответственность. Но при этом, посмотрите, парадокс какой. У нас по закону регистрация должна была быть введена в 2015 году ещё. Всё должно было быть сделано в соответствии с тогдашним законодательством о ветеринарии. Ничего не сделали.

    Дальше. Внесли в Государственную думу новый закон о ветеринарии. Это было буквально несколько месяцев назад, в начале этого года. Регистрация там предусмотрена была только сельскохозяйственных животных, поголовная, всеобщая и обязательная. Коровы, свиньи, даже пчёлы — всех регистрируем. Собак и кошек не видим. Я к этому закону предложил поправку, что мы будем регистрировать и домашних животных тоже. Поправка была отклонена профильным комитетом по сельскому хозяйству. Хорошо. Мы теперь это вносим отдельным законопроектом. По этому поводу уже даже президент дал поручение правительству эту регистрацию предусмотреть. Потому что мы сегодня не можем ни потерявшееся животное найти, посмотрите, города, в том числе мегаполисы, в том числе областные центры, у нас обвешаны сообщениями: «Потерялся кот» с фотографией. Это же бред. Мы в XXI веке живём и обклеиваем всё этими бумажками для того, чтобы найти кота. Да кота должна первая же служба отлова считать сканером его чип и вернуть счастливому владельцу его животное.

    А.СОЛОВЬЁВА: То есть регистрация предполагает чипирование?

    В.БУРМАТОВ: Не обязательно. Маркировка может быть любая. Вот мы с вами про кинологические федерации начали говорить. У них, например, принято ставить клеймо-татуировку. Какая разница, чип это, клеймо-татуировка или другой способ идентификации. Главное, чтобы животное можно было идентифицировать.

    А.СОЛОВЬЁВА: Пишет Евгений из Германии: «У нас за собак нужно платить налог. Поэтому каждый подумает, брать ему собаку или нет».

    В.БУРМАТОВ: В Германии очень высокий налог на собак, это правда. Вообще, завести животное… просто ко мне очень часто обращаются люди из Германии с просьбой помочь им обзавестись собакой. Налоги высокие, во-вторых, штрафы очень высокие — за неубранные продукты жизнедеятельности или, не дай бог, за выброшенное животное, там просто разоришься. Но в России другая традиция. У нас никогда не будет налога на животных. В России налог на животных невозможен, потому что у нас в деревнях есть бабушки с кошками, у которых их 15 штук в доме живёт. И если они только узнают, что кто-то что-то подобное планирует, они моментально от всех этих 15 кошек избавятся, причём не всегда выкинув их за ворота, а часто сходив на речку с ними в одну сторону. Поэтому мы никогда, я ответственно заявляю, не введём налогов на животных. Но штрафы за безответственное отношение к братьям нашим меньшим будут, и они будут весьма серьёзными. По некоторым позициям мы сейчас планируем штрафы до 200 тысяч рублей, например, если ваша собака, которая вам принадлежит, по вашему недосмотру кого-то покусала. 200 тысяч рублей будет штраф. И это если нет тяжкого вреда здоровью. А если животное нанесло тяжкий вред или причинило гибель, там будет уголовная статья, уже будет уголовная ответственность.

    А.СОЛОВЬЁВА: Как быть с теми, кто как раз дома разводит животных, собак и кошек, где их там по 30, по 40, как вы упоминали? Это как будет регулироваться?

    В.БУРМАТОВ: Разные ситуации будут. Если это будет коммерческое разведение, я вам упомянул про законопроект, который касается породного разведения. Но у нас бывают случаи, я вам расскажу историю. Ко мне обратились люди, соседи одной бабушки, которая жила в Москве, кажется, на 16-м этаже. Обратились, когда она начала из окошка своей квартиры бросаться в прохожих кошками с криками: «Кошки меня преследуют». Ну, в этом случае помощь пришлось оказывать и животным, и бабушке. Бабушка отъехала в понятное учреждение, где ей была оказана квалифицированная медицинская помощь. А кошек мы изъяли, кого она успела, к сожалению, выбросить, пришлось лечить и достаточно долго, дорого и пристраивать в добрые руки. Остальных раздали. В таких ситуациях, как правило, людям уже требуется помощь не меньше, чем животным.  

    А.СОЛОВЬЁВА: По поводу… у нас минута, я задам вопрос, а потом мы его обсудим во второй получасовке. 9 июля вы говорили о дефиците ветпрепаратов, кстати, про ветеринарию поговорим. И о том, что надо применять препараты для людей уже, потому что их просто не хватает, дефицит. Что изменилось за этот срок, чем лечить и что сейчас вообще с поставками?

    В.БУРМАТОВ: И про корма давайте тоже поговорим.

    А.СОЛОВЬЁВА: Мы обо всём этом поговорим: про корма, про животных в цирке, а потом ещё перейдём к теме экологии.

    В.БУРМАТОВ: Животные — это тоже экология. Часть окружающей нас среды.

    А.СОЛОВЬЁВА: К теме водоёмов и борьбы с борщевиком. Это сейчас актуально в связи с летом, вновь эта тема всплыла.

    Сейчас у нас новости. Я напомню, что это программа «Умные парни». У нас в гостях Владимир Бурматов, первый заместитель председателя комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды.

     

    НОВОСТИ

     

    А.СОЛОВЬЁВА: 15 часов 35 минут. Всем здравствуйте. У микрофона Анна Соловьёва. Мы продолжаем программу «Умные парни». У нас сегодня в гостях первый заместитель председателя комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Владимир Бурматов. Еще раз здравствуйте, Владимир.

    В.БУРМАТОВ: Здравствуйте.

    А.СОЛОВЬЁВА: СМС-портал +7-925-888-94-8. Telegram для сообщений govoritmsk_bot, номер прямого эфира 7373-94-8, код города 495. Telegram-канал с нашими последними новостями radiogovoritmsk, там же идёт прямая видеотрансляция эфира. И такая же видеотрансляция в социальной сети «ВКонтакте» в официальной группе радиостанции «Говорит Москва».

    Продолжим. Вот этот вопрос о дефиците ветпрепаратов. Как сейчас дела обстоят? Изменилось ли что-то, налаживаются ли поставки?

    В.БУРМАТОВ: Давайте мы сначала вернёмся на четыре месяца назад и вспомним, с чего весь сыр-бор, с чего мы заговорили вдруг о дефиците кормов и ветеринарных препаратов. Когда начали вводить против нас, против России, первый пакет санкций, туда, если кто не помнит, вошли и животные тоже. Это вообще беспрецедентная ситуация, когда санкции были введены не только в отношении граждан, хотя и это само по себе тоже нонсенс, но и в отношении четвероногих. Я напомню, тогда пострадали у нас коты российские, которым запретили участвовать в международных выставках. Причём здесь вообще коты? То же самое хотели сделать с собаками. Но Российская кинологическая федерация отстояла право российских псов участвовать в выставках. Я просто знаю, как они этим занимались, там была настоящая битва. Мне рассказывал президент этой ассоциации Владимир Голубев, они реально там боролись и как пытались европейцы продавить это решение. Но наши отстояли, выстояли. Дальше. А дальше пошли чудеса сначала с кормами. Потому что, вы знаете, наверное, что российский рынок практически полностью монополизирован иностранными производителями. По-настоящему российских кормов от силы 10% было на рынке. Их на полки просто не пускали. Притом что у нас есть своё производство, вспомните недавнего главу Мордовии, который докладывал президенту о том, что они хотят завоевать рынок кормов, потому что у них это производство существует. Оно существует не только у них. Но на полки гипермаркетов, на полки зоомагазинов, на стеллажи ветклиник не пробьёшься, потому что там всё оккупировано двумя известными крупнейшими производителями. И вот эти крупнейшие производители начали делать весьма тревожные заявления о том, что сворачивают маркетинговую активность в России, они сворачивают в России программы развития. Понятно, к чему шло дело. Перебои с поставками начались практически в начале марта. Ряд кормов просто исчез с полок, они перестали продаваться. На ряд позиций цены взлетели, мне прислали просто чеки люди в Telegram, я у себя делал опрос, они мне скидывали в комментарии, цены взлетели в пять раз. Понятно, что мы создали практически на пороге искусственно созданного дефицита этих кормов. А представляете, что такое создать искусственный дефицит кормов для 60 млн российских семей, которые сегодня владеют 40 млн кошек и 20 млн собак? Ну, люди к ним относятся как членам семьи. Страшное дело было. Поэтому мы отработали с Федеральной антимонопольной службой, с Генеральной прокуратурой и с Россельхознадзором по каким направлениям. Во-первых, в Россию на сегодняшний день после запросов возобновлены поставки трёх наименований кормов для животных, в том числе товаров массового спроса так называемых и кормов-холистиков, это корма лечебно-профилактических, которые назначаются ветеринаром фактически как лекарства, которые нужны животным, проходящим реабилитацию, имеющим аллергию или ещё какие-то заболеваний.

    Второе, мы с Россельхознадзором договорились о том, что будут открыты поставки в Россию не только из европейских государств, но и рынок будет диверсифицирован за счёт Латинской Америки и за счёт Азии. У нас пошли корейские корма, у нас пошли Аргентина, Бразилия, Таиланд. То есть сегодня мы понимаем, что даже если кому-то там вожжа под хвост в очередном 118-м пакете санкций попадёт, то мы не останемся без этой важной категории продукции.

    А.СОЛОВЬЁВА: Владимир, извините, я вас перебью. У меня возникла ремарка в связи с этим. А как мы позволили эти двум производителям вообще монополизировать рынок?

    В.БУРМАТОВ: А как мы позволили автомобильным производителям монополизировать рынок? Где мы на этом рынке? Мы можем с вами всё, что угодно, перечислять. Давайте на себя посмотрим, во что мы одеты или что у нас столах стоит и лежит. Как мы позволили? Ну, так и позволили.

    Сейчас время не из носа причины выковыривать, прощёлкали мы это, честно говоря, уже, а время посмотреть на эту ситуацию по-другому. Понятно, что кризис — это и вызов, и возможности. Для наших российских производителей сейчас возможности этих всех ребят с рынка убрать и свои позорные 10% расширить до искомых 90%. Потому что я ответственно заявляю, что продовольственная безопасность в этом сегменте не менее важна, чем в сегменте человеческом. Потому что речь всё равно про людей в конечном итоге, потому что в магазин идёт не кот, в магазин идёт человек. И сегодня люди вынуждены тратить гораздо больше, зачастую в полтора раза больше, на корма, чем они тратили до этого. Для многих это очень серьёзный удар по карману. Подорожала упаковка, и весьма серьёзно. Подорожала вся логистическая цепочка. Потому что эти логистические цепочки поставок были просто разорваны, а сейчас они настолько кривые, что сам чёрт ногу сломит. И так далее. У нас в России для производства отечественных кормов есть всё. Самое главное — сырьевая база. У нас крупнейшие компании-производители по мясу, а это всё побочные продукты мясопереработки идут в корма. У нас по заявлениям представителей этого бизнеса, речь идёт о необходимости строительства примерно десяти заводов для того, чтобы Россия могла себя обеспечивать этими кормами. Рынок огромен. Ёмкость этого рынка колоссальная. Я вам сказал, 60 млн, если по семьям считать, то порядка 57% семей являются владельцами домашних животных. Поэтому импортозамещение здесь является вопросом ключевым.

    То же самое касается ветеринарных препаратов. Только там ситуация ещё острее. Они практически все были импортными. И в марте мы столкнулись с тем, что у нас не было наркоза, например, в ветеринарных клиниках. У нас не было элементарных препаратов для обработки животных, которые были сплошь и рядом импортными. И сейчас сбои есть, но глобально ситуацию удалось стабилизировать. Но существенно всё подорожало. Здесь, к сожалению, одними депутатскими запросами и взаимодействием с правоохранителями, надзорниками и регуляторами не обойдёшься. Поэтому пришлось вносить в Государственную думу законопроект о расширении перечня ветеринарных препаратов. Я действительно предложил использовать для лечения животных не только ветеринарные препараты, но и препараты, которые используются сегодня для лечения людей. Это общемировая практика. В абсолютном большинстве стран действуют следующие регламенты: если ветеринар исчерпал возможность использования препаратов, произведённых специально для животных, он может в соответствии с соответствующим протоколом ветеринарным, переключиться на препараты для людей. У нас такого, к сожалению, нет. У нас всё это делают ветеринары по серым схемам, на свой страх и риск, закупая эти препарата якобы для себя, открывая через стенку аптеку на другое юридическое лицо, гоняя владельцев через дорогу за лекарствами. И хорошо, если эти лекарства безрецептурные. А если они рецептурные, то они ещё и владельца под статью фактически подводят. Поэтому первое чтение мы прошли, до конца года мы примем его во втором и третьем чтении. Что это даст? Смотрите, у нас сегодня ветеринарных препаратов две тысячи наименований всего. Это очень мало. Для сравнения, наших с вами лекарств, которыми нас лечат, 21 тысяча наименований. А заболевания практически те же самые. У нас сегодня животных лечат и от сердечно-сосудистых заболеваний, и от онкологических заболеваний, от заболеваний глаз, зубов, всего остального. Мы дадим возможность по упрощённой процедуре медицинские препараты регистрировать в перечне ветеринарных. Это даст возможность расширить этот перечень, увеличить конкуренцию фармпроизводителей за нахождение в этом перечне. Ну а повышенное предложение всегда, вы знаете, даёт благоприятную цену, они начинают конкурировать уже, снижая цены в этом сегменте. Таким образом, мы рассчитываем, что эту ситуацию и по ветеринарным препаратам удастся переломить.

    А.СОЛОВЬЁВА: Пишет слушатель: «Вчера нужно было вакцинировать собаку. В ветклинике препаратов нет, импортных нет и не будет, наши могут быть, если смогут закупить». Вот такой ответ.

    Перейдём к не менее насущной теме, волнующих многих людей. Минтранс всё-таки не захотел увеличить норму провоза животных с 8 до 10 кг.

    В.БУРМАТОВ: Это вообще жесть. Ну, честно. Я не могу прокомментировать это никак, нет ответа на этот вопрос. Я рассказываю, с чего всё началось. Где-то года два с половиной назад я начал бороться, на мой взгляд, очевидное решение за увеличение авиакомпаниями допустимого веса перевозки животных в салоне воздушного судна. Помните, тогда была история с толстым котом Виктором, которого не пустили в самолёт, хозяин его правдами и неправдами протащил туда, и в итоге хозяина наказали за это. Я обратился ко всем авиакомпаниям. У нас особенность российского законодательства в этой сфере заключается в том, что правила перевозки устанавливают сами авиакомпании. То есть мы не можем сверху установить, что у вас было 8 кг, можно было проносить, а теперь 10 кг. Сами. Поэтому мы начали работать с каждой компанией отдельно. У нас S7 в итоге отреагировала и у них сегодня, я считаю, лучшие в Европе условия для перевозки животных. Они разрешили выкупать соседнее кресло, ставить туда и пристёгивать ремнями безопасности крупные перевозки и вес животных увеличили очень существенно. «Уральские авиалинии!» пошли нам навстречу, UTair — из самых крупных компаний. По мелочи ещё несколько.

    Что наш главный авиаперевозчик? «Аэрофлот» занял позицию абсолютно такую, с моей точки зрения, непродуктивную. То есть они сказали: у нас всё нормально, мы никакие правила перевозки менять не будем. При этом, если вы обратите внимание, то все скандалы с погибшими животными в багажных отделениях, которые замерзают, которые погибают при разгрузке, потому что их кидают сверху в перевозках, они просто разбиваются, они все происходят на бортах «Аэрофлота». И каждый раз после этого мы с упорством, достойном лучшего применения, убеждаем нашего национального перевозчика эти требования изменить. Год назад, ровно год назад, случилось чудо и «Аэрофлот» сказал, что они навстречу нам пойдут, что они эти правила перепишут и поднимут максимально разрешённый вес перевозки животного в салоне воздушного судна на рейсах коротких. В итоге прошёл год, ничего не произошло. Они это своё заявление дезавуировали, хотя бы выпущен даже официальный меморандум ими. И вот буквально недавно происходит очередная трагедия. Из моего родного Челябинска в Москву, это всего два часа лёта, женщина с собакой, которая стоит несколько десятков тысяч долларов, на минуточку, и она у неё погибает в багажном отделении находясь, по неведомым причинам, которые так и не удалось выяснить.

    А.СОЛОВЬЁВА: Почему она была в багажном отделении? Температура низкая.

    В.БУРМАТОВ: Потому что её заставили. Так всех животных заставляют туда сдавать, кто по весу не проходит. Мы поэтому и говорим, что надо более тяжёлых, более упитанных животных дать возможность тоже брать с собой в салон. Он в тепле, он рядом с хозяином, из перевозки его всё равно доставать нельзя, он вреда никому не причинит. И это актуализировали этот диалог. Я обратился в Росавиацию, Минтранс, «Аэрофлот», все трое ответили отказом и не пошли навстречу гражданам. Объяснить это логикой невозможно. У «Аэрофлота» сейчас упало количество продаваемых билетов, по понятным причинам, потому что международные рейсы — там обвал полный, внутренние рейсы — падение очень серьёзное. По идее, авиакомпания должна сейчас бороться просто за каждого лояльного пассажира, за каждого лояльного клиента и за каждый проданный билет. Какая разница, на сиденье летит кто-то с двумя ногами или с четырьмя лапами, билет-то всё равно покупают. Но несмотря на это, несмотря на сложности, «Аэрофлот» отмахивается от своих клиентов и этого не делает.

    Причём, вы посмотрите, нашу позицию поддержал аппарат правительства Российской Федерации, администрация президента. Они направили в Минтранс предложения, что давайте всё-таки повысим эту планку до 10 кг, как это сделали уже многие авиакомпании. Но получили очередной отказ. Мой прогноз: эта планка повышена всё равно будет, у них просто нет другого пути. Этот процесс запущен, он всё равно состоится. Но к сожалению, мы увидим ещё немало трагедий именно на рейсах «Аэрофлота» с погибшими животными. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Слушатели пишут, не все с вами согласны. Умаров: «Вреда никому не причинит? Вы за всех отвечаете? «Аэрофлот» работает на людей, а не на животных». Анастасия: «А вы людей в самолёте спросили, хотят ли они летать с чужим котом?» Кот вообще в переноске находится же.

    В.БУРМАТОВ: Конечно. Вот это вот — «Аэрофлот» работает на людей, а не на животных»… а вы тогда скажите: «Аэрфлот» работает на людей, а не на багаж, и пусть вас не пускают с чемоданами на рейсы. А что, у вас чемоданы занимают место. «Аэрофлот» для людей, а не для багажа. Ну, это бредовые абсолютно заявления, безумные совершенно. С животными в переносках кто приходит, не люди что ли? С ними приходят их владельцы. Никакой проблемы насчёт котов самолёте. Девушка написала, но она, скорее всего, сейчас её эта тема осенила. А летая в самолётах, она этих котов и не замечала.

    А.СОЛОВЬЁВА: А если аллергия, спрашивают?

    В.БУРМАТОВ: Вот я про это говорю. И спрашивающих про аллергию этих котов там не замечал, летая самолётом. Потому что отсаживают людей, которые летят с этими переносками, на отдельные сиденья, как правило, находящиеся в хвосте воздушного судна, животных из перевозок доставать запрещено. Вы просто вспомните своих соседей, с которыми вы часто летаете. Они генерируют «аллергенов» в кавычках зачастую гораздо больше, чем условный кот. У нас граждане иногда так ведут себя в самолётах, что честно слово, лучше бы там кот летел рядом с вами. И вот здесь каждый вспомнит про себя историй гораздо больше. Просто давайте слушателям зададим вопрос: скажите, пожалуйста, кто летает на самолётах, вас чаще беспокоит условный кот, которого кто-то где-то везёт в салоне, о чём вы даже, скорее всего, не в курсе, что он его везёт, потому что он тихонько спит себе в переноске. Или наши с вами товарищи, из-за которых пороют останавливают, сажают рейсы. Я как-то насчёт котов таких новостей не припомню, что посадили рейс из-за поведения кота. А нас с вами частенько присаживают.

    А.СОЛОВЬЁВА: Видела я, как люди летают со своими животными. Зачастую, кстати, они сидят в бизнес-классе, между прочим. И никому они не мешают, на самом деле.

    В.БУРМАТОВ: Конечно. Я про этого кота толстого Виктора начинал рассказывать. Там владелец был готов купить коту отдельное место в бизнес-классе, он прост хотел, чтобы его животное прилетело живым. Простая, понятная мысль у него в голове была. Ему же не разрешили это сделать. Ему не разрешили этого кота везти просто в салоне этого воздушного судна, не разрешили ему отдельное кресло купить.

    А.СОЛОВЬЁВА: Ещё по теме животных. Я не могу не упомянуть цирки и всё, что с ними связано, содержание животных в цирках. Особенно эти цирки передвижные, летом ездят по всему Подмосковью…

    В.БУРМАТОВ: Они запрещены законом об ответственном обращении с животными». У нас деятельность так называемых цирков-шапито сегодня находится под запретом. Единственное исключение, если это гастролирующая труппа стационарного, условно говоря, стационарного цирка. Поэтому за этим надо очень внимательно следить, это раз. Второе, у нас с этого года, с 2022-го, цирковая деятельность стала лицензируемой, и ни цирки, ни зоопарки, не имеющие лицензии, функционировать не могут. Поэтому если вы видите какое-то безобразие, первое, что нужно потребовать, это показать вас лицензию. Этой лицензии гарантированно там не будет. Ну, а после этого Росприроднадзор и Россельхознадзор и прокуратура — три ведомства, которые должны заниматься тем, чтобы этих ребят там не находилось. Как правило, они все функционируют сегодня незаконно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, я находясь на даче в Подмосковье, видела как раз рекламу такого цирка, они просто ездят по улице.

    В.БУРМАТОВ: Это жулики, которые действуют следующим образом. Они приезжают на какую-то площадку, раскидываются там, и до тех пор, пока надзорные органы, что называется, чухнутся и приедут туда с проверкой, отреагировав на чьё-то обращение, которое, как правило, от нас приходит в конце концов, они успевают снять какую-то кассу и перебазироваться на новое место. Такие вот кочевники.

    Но ещё раз говорю, сегодня есть возможность эту деятельность прекращать. Животных надо оттуда изымать и передавать в реабилитационные центры.

    А.СОЛОВЬЁВА: Также не могу не коснуться темы борщевика. Сегодня мы позвонили и выяснили, что садоводы России раскритиковали современные способы борьбы с борщевиком.

    В.БУРМАТОВ: Давайте я просто скажу, как есть. Способов борьбы с борщевиков существует всего несколько: химический и физический. Как правило, даёт эффект только сочетание этих двух методов. Борщевик выкорчёвывается либо укашивается, применяются химические вещества для того, чтобы выжечь его оттуда и после этого земля перепахивается. Два года подряд его там уже не остаётся.

    Проблема заключается в другом. Обратите внимание, где он растёт. У нас сегодня, например, в Подмосковье приняты очень серьёзные штрафы для владельцев участков, которые не следят за своей землёй, и он там произрастает. Но его на участках-то практические незаметно. Он растёт вдоль федеральных трасс, вдоль автомобильных дорог, вдоль железнодорожных путей, на заброшенных землях сельхозназначения. То есть либо там, где владельца вообще нет, как заброшенные земли сельхозназначения, либо там, где владелец, например, РЖД или «Автодор», понимая, что для него главное — это состояние дорожного полотна, чтобы там ям не было и ухабов. А борщевик это как-то периферийно. Проблему борщевика иначе как принятием федеральной программы по борьбе с этой напастью, потому что его площадь увеличивается на 10% в год, это смертельно опасное растение, не вздумайте к нему даже подходить. Потому что даже пыльца является ядовитой, ослепнуть можете. Я про стебель вообще не говорю, и про все выделения, которые из него идут, руками ни в коем случае не трогайте, химический ожог, потрогаете лицо — это просто кошмар, умереть можно в течение короткого времени.

    Нужна федеральная программа. Мы неоднократно предлагали это правительству Российской Федерации. Нас поддержала Российская Академия наук в этой части. Но Минсельхоз категорически против, они считают, что каждый регион должен с ним бороться самостоятельно. Но если Московская область, богатый регион, может его победить, и я думаю, что в течение нескольких лет этот произойдёт, они дожмут эту проблему, они 300 млн в год тратят на борьбу с этим борщевиком. Но у многих регионов, находящихся в центральной полосе, а он как правило, в центральной полосе и на юге, он так более-менее распространяется, у них таких денег нет. И на закуску. Борщевик Сосновского — искусственно выведенное растение, вообще, планировали его верблюдам скармливать. Выводили его как кормовую культуру. И верблюды его действительно едят, ничего им с этого не бывает.

    А.СОЛОВЬЁВА: К сожалению, в нашей полосе нет верблюдов.

    В.БУРМАТОВ: Да. Но потом что-то пошло не так, борщевика оказалось слишком много, и он ушёл географически туда, где верблюдов только на картинках видели. Знаете, аккуратнее надо в экспериментах с природой.

    А.СОЛОВЬЁВА: Спасибо большое, Владимир. Я напомню, у нас сегодня в гостях был первый заместитель председателя комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Владимир Бурматов. Спасибо большое за интересную беседу.

    Это была программа «Умные парни». Меня зовут Анна Соловьёва. Всем пока. Сейчас новости.

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus