• 11:05 Фев. 21, 2015

    В гостях

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! Это «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я, Никита Кричевский. Сразу средства коммуникации со студией, с радио: телефон — 73-73-948; сайт — govoritmoskva.ru. Работает Twitter. SMS-портал: +7 (925) 8888-948. Общаемся!

    Первая тему, которую я хотел предложить для нашего обсуждения — это та ситуация, в которой мы сегодня пребываем. Кто-то называет это «кризисом». В последнее время есть негласное указание слово «кризис» в публичном пространстве не предъявлять для слушателей и для зрителей. Гораздо более подходящим неформальным кураторам средств массовой информации видится словосочетание «новая реальность». Но что интересно? Вы знаете, готовясь к программе, я видел немало статусных высказываний, подтверждающих, что кризиса как такового у нас особенно-то и нет: мы уже успокоились, экономика устаканилась, перекосы устранены. И что нам мешает жить и наслаждаться жизнью?

    Например, вчера прошло высказывание директора одного из департаментов Минэкономразвития, господина Тремасова: ««Издержки предприятий, в том числе связанные с трудовыми ресурсами, снизились; экономика в целом стала более конкурентоспособной». По словам господина Тремасова, это обстоятельство, а также антикризисные меры, которые проводит российское правительство… Вы, конечно, их чувствуете каждую секунду, каждое мгновение, безусловно, ощущаете то, как российское правительство заботится о нас с вами.

    Так вот, все эти меры, здесь далее цитата, «ограничивают глубину спада и создают предпосылки для возобновления экономического роста. Девальвация рубля, приведшая к всплеску инфляции и падению реальных заработных плат, устранила структурные перекосы в экономике России». Это, безусловно, повод для стёба, а может быть, для кого-то это повод для того, чтобы подтвердить сказанное начальником одного из департаментов Минэкономразвития. Бог весть, поговорим об этом чуть позже.

    Вы знаете, что интересно? Я сейчас очень внимательно и с большим удовольствием читаю книгу Джеффа Малгана «Саранча и пчела». Она, кстати говоря, продаётся, я вам её настоятельно советую. Так вот, там в разговоре о том, что мы все излишне поглощены ценностью, стоимостью, её количественным выражением, то бишь деньгами, фондовыми перипетиями, спекуляциями, заработками, не поднимая пятой точки, и прочими вещами, которые можно пощупать, как-то позабыли о том, что деньгами меряется далеко не всё и отнюдь не всё. Например, он приводит данные статистиков и социологов по поводу индекса счастья, по поводу ощущения удовлетворённости жизнью. Но прежде чем привести его фактуру, я обращусь к данным ВЦИОМ. Вы знаете, они меня поразили при всей ангажированности ВЦИОМ.

    Так вот, индекс счастья — это тот самый показатель удовлетворённости жизнью, которым оперирует Джефф Малган в своей книге. Что такое индекс счастья? Индекс счастья показывает, насколько счастливыми чувствуют себя россияне. Индекс строится на основе вопроса. Внимание, вопрос: «В жизни бывает всякое — и хорошее, и плохое. Но если говорить в целом, Вы счастливы или нет?» Вот такой вопрос задают социологи среднестатистическим россиянам, проводя эти опросы. Индекс рассчитывается как разница суммы положительных ответов («определённо да», «скорее да») и отрицательных («скорее нет», «определённо нет»). Измеряется в пунктах и может колебаться в диапазоне от минус 100 до 100. Чем выше значение индекса — тем счастливее россияне себя ощущают.

    Теперь я вам приведу некоторые показатели индекса счастья по расчётам ВЦИОМ на 1990–1992 гг., времена кризиса 2008–2009 гг. и кризис нынешний или «новая реальность», простите. Смотрите, как. В июне 1990-го индекс счастья составлял 17 пунктов. В мае 1991-го — 31 пункт. В феврале 1992-го (вы не поверите, а может, наоборот — поверите) он, безусловно, был самым маленьким — всего 6 пунктов. В марте 2008 года индекс составлял 62 пункта. В марте 2009 года, когда кризис, что называется, был за каждым углом, об этом говорили абсолютно везде, он составлял не 62, а 48 пунктов, что тоже немало. В сентябре 2009 года — тогда, когда уже было понятно, что мы прошли этот кризис по касательной, цены на нефть начали отрастать, о кризисе постепенно стали забывать — индекс с 48 пунктов повысился всего до 51. То есть влияние экономического роста или экономического выздоровления было практически минимальное.

    А теперь самое интересное. В апреле 2014 года индекс составлял 64 пункта — это наивысшее его значение за последние 20 лет. Ноябрь 2014 года, когда была девальвация, когда нам каждый день говорили о том, что рубль недооценён, рубль перекуплен или недокуплен, о том, что 38–39 его потолок, а потом 40, потом 43, и были массовые прогнозы по поводу, каким он будет по концу года. Ещё раз. В апреле 2014 года — 64 пункта, а в ноябре 2014 года — 59.

    А теперь, внимание, варианты ответов. «Если Вы ощущаете себя счастливым человеком, то скажите, пожалуйста, почему?» На первом месте был ответ: «Есть семья, дети, внуки». Второй по популярности ответ, но он в три раза по количеству ответов был меньше по сравнению с «Семьёй, детьми и внуками»: «Я и все близкие здоровы». Третий вариант ответа: «У меня есть всё, что нужно». Четвёртый вариант: «Есть работа». И если первый вариант — это 40% ответов, то пятый вариант «Материальная обеспеченность, стабильная зарплата» — всего 4%. То есть «Семья, дети, внуки» — 40%, а «Материальная обеспеченность и стабильная зарплата» — 4%. Ещё раз. Первые три варианта ответа не имеют никакого отношения к деньгам. Ну, разве что третий вариант «У меня есть всё, что нужно» косвенно к материальным благам отношение имеет. Первые два никакого отношения не имеют.

    С другой стороны: «Если Вы не ощущаете себя счастливым человеком, то скажите, почему?» На первом месте, безусловно, была «Бедность, маленькие зарплаты и пенсии». Второй вариант: «Болезни, старость». Третий вариант: «Много проблем». Вот так история.

    У меня вопрос к вам. Скажите мне, пожалуйста, сильно ли мы потеряли в ощущениях удовлетворённости жизнью в последние месяцы, и так уж ли страшен кризис, страх, который нагнетали все последние месяцы, по сравнению с тем состоянием, с тем положением, в котором мы оказались? 73-73-948.

    Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Доброе утро.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, господин Кричевский. Вы знаете, за последнее время я действительно потерял это ощущение радости. Как будто какой-то груз повис, над головой висит и давит, понимаете. Вроде так же всё: работа, семья. А вот состояние внешнее — чувствуется, что что-то не то происходит. И это от людей тоже исходит, энергетически я это ощущаю и по своим сотрудникам. Так что действительно это сказалось очень здорово, и, мне кажется, не только на мне, на многих наших согражданах.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А с чем вы это связываете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, этот кризис, этот скачок валюты, люди перестали совершать те же самые покупки, поездки за рубеж. Не все, конечно, но многие себя ограничили во многом. А это, вы знаете, как здорово сказывается даже на психике.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Послушайте, вы конкретно в чём себя ограничили?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, планировали третью поездку на Филиппины с супругой — не получается.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Почему?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что финансовая составляющая немножко другой стала.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: И вместо Филиппин куда вы поедете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пока никуда.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я не понимаю. Девальвация, безусловно, имеет место быть. Почему у вас так резко снизились ваши материальные составляющие, компоненты вашего бытия? Вы же говорите — вы работаете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Курс доллара вырос.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Девальвация составила приблизительно 42%.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Разве это мало?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я согласен, это много. Но, может быть, есть смысл в чём-то себя ограничить, но не убирать поездку на Филиппины, тем более в третий раз?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, во многом не только я ограничен, но и мои родственники и знакомые.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно. Спасибо вам большое. Давайте дальше. 73-73-948. Доброе утро, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Меня зовут Анатолий Сергеевич. Ощущение безнадёжности, конечно, охватывает хотя бы при посещении поликлиники. Я пенсионер, 73 года. При посещении последний раз поликлиники — только хуже всё становится и в отношении лекарств, и в отношении благосостояния, потому что в магазинах тоже всё плохо.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А в магазинах что плохо? Цены выросли?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И цены выросли, и упаковка стала меньше. Цены растут, и упаковка уменьшается. То есть цены растут ещё больше, получается, потому что при меньшей упаковке они как бы сохраняют видимость предыдущей цены, а на самом деле цена растёт.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: То есть вы денно и нощно ощущаете безнадёжность в связи с тем, что материальное положение ухудшилось? Поликлиника стала…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот 50 лет в доме не было капитального ремонта. Ремонт делаешь сам, но на пенсию, на свои возможности.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Анатолий Сергеевич, вы только этим живёте?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну а чем жить ещё?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Дети есть? Внуки есть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дети есть, но у детей свои сложности. У мужа дочери инсульт, свои сложности и такие же проблемы, потому что нехватка средств.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое за ответ. Еда, лекарства, квартплата — это три основные направления трат людей с небольшим уровнем достатка. С другой стороны, мне не очень понятно, почему наш первый звонивший вынужден отказываться от третьей поездки на Филиппины, хотя я бы, наверное, себе этого никогда не позволил. Если бы не хватало денег, я бы просто занял недостающие. Но это отдых, это путешествие, это эмоции, это впечатления, это в конце концов наш ответ кризису. Разве нет? Возможно, я оптимист, а первый звонивший пессимист. Ну, посмотрим. Давайте дальше.

    Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я позволю сказать, что кризиса-то в России большого и нет, а если есть, то так ему и надо. Для начала на месте правительства надо организовывать сельское хозяйство, которого нет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Без «потому что». Лично ваше ощущение? Вы счастливы или скорее счастливы?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не голодный. Я старый человек, я помню, когда всё Подмосковье (я из Балашихи вас беспокою) приезжало и лопатой копали любой свободный участок, чтобы картошку выращивать. А мы сейчас: «Не дают». Он в Филиппины, видишь ли, не поехал. Ерунду какую-то несёт! В Филиппины он не поехал. Пусть он в Балашиху поезжает и отдыхает. У нас реки, озёра и хорошие места для отдыха.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Грязные они у вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Спасибо. Хорошую передачу ведёте, только дураков не слушайте.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну что вы? Это не значит, что это дураки. Это люди, у которых… Ну да, кому-то и Филиппины сегодня не по карману. Хотя ещё раз я повторяю: если человек два раза ездил на Филиппины, и на третий раз он не может себе этого позволить — мне непонятно, почему. Вполне возможно, что у этого человека есть какие-то прочие статьи расходов, которые он может урезать. Либо же, я ещё раз повторюсь, он может просто, простите за банальность, занять недостающую сумму. Ограничивать себя с супругой новыми впечатлениями и новыми эмоциями, на мой взгляд, непозволительно. Повторюсь ещё раз, это на мой взгляд. При том, что у человека есть работа, и насколько я понял, его материальная компенсация сильно не снизилась.

    Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Доброе утро. Сергей Васильевич вас беспокоит, пенсионер. Смотрите, допустим, взять с точки зрения… Вот правильно говорили — продукты. Сахар был в том году 32…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Нет-нет-нет, я не про это. Ну не надо мне про цену, я хожу в магазин. Не каждый день, но через день я хожу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Простой пример — медицина…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Не надо мне примеры! Не надо мне медицины. Я говорю о ваших ощущениях, вот лично ваших.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ощущение нестабильности, понимаете, оттого что наше правительство ничего фактически не делает.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: О правительстве позже будем говорить. Я спрашиваю о ваших субъективных ощущениях. Дальше едем.

    Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Вы знаете, я думаю…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Тише-тише приёмник!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ощущение счастья или несчастья на самом деле, особенно в России, не слишком связано с материальным достатком.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я в этом не то что не сомневаюсь, я в этом уверен. И не только в России.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И 2014 год достаточно чётко это подтвердил. Единственная задача, которая сейчас стоит, на мой взгляд — это использовать ощущение подъёма, которое возникло у людей. Это же энергетика, по сути дела, это та самая пассионарность, её надо использовать.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое за вашу точку зрения. Я должен вам, так как обещал вначале, несколько фактов представить из жизни загнивающего Запада.

    Смотрите, в XIX веке индустриально развитая Великобритания (это тогда была держава номер один, если кто не в курсе, Америка тогда только-только поднималась, только-только росла), где, естественно, был один из самых высоких уровней жизни во всём мире, считалась страной, где было наибольшее число самоубийств опять же в мире. То же самое мы можем сказать о Норвегии конца XX — начала XXI века: вроде бы и уровень свобод, и материальная обеспеченность, и благосостояние высокое, и законодательная система, и правовая система работают без сбоев, а число самоубийств на одном из первых мест в Европе. Теоретики до сих пор не могут найти объяснений этим феноменам. С одной стороны — уровень жизни высокий, экономический рост и прочие прелести; а с другой стороны — счастья-то у людей не прибавляется.

    ОЭСР (Организация сотрудничества и развития) приводит в пример в этой связи Южную Корею. Южная Корея: с 1970-го по 2008 год уровень жизни и ВВП на душу населения вырос там с 800 до 19 тысячи долларов. Можете себе представить рост с 800 долларов до 19 тысяч долларов? У нас по 2013 году было меньше в России, хотя тот период считался более или менее благополучным в нашей стране. Так вот, в 2008 году в Корее было 19 тысяч долларов на душу населения.

    И при этом уровень удовлетворённости жизнью в Южной Корее снизился с 1990-го по 2002 год, то есть тогда, когда корейцы уже вздохнули и всё было здорово. Ну, вы понимаете, 1990–2002 гг. — всё работает, всё фунциклирует, Китая ещё нет и в помине, он только-только поднимается. Тогда Корея была, можно сказать, мировой промышленной фабрикой по производству комплектующих, по производству конечной потребительской промышленной продукции. Так вот, индекс удовлетворённости жизнью с 1990-го по 2002 год снизился с 61 до 47%.

    Никто не может объяснить этот феномен. Кто-то считает, как Авнер Оффер, что процветание порождает нетерпение, а нетерпение подрывает благополучие. У кого-то иная точка зрения. «Капитализм стал машиной по производству несчастья», — это говорят люди, которые мыслят себя, а может быть, мы их причислим к продолжателям учения господина Маркса. Наконец-то тот Джефф Малган пишет, что «экономическое положение, безусловно, оказывает определённое воздействие на ощущение счастья, но удивительно, насколько оно невелико».

    Я ещё раз повторяю свой вопрос. Я спрашиваю о ваших личных ощущениях. Не о том, что происходит в магазинах или в поликлиниках, я всё это знаю. И поверьте, это очень хорошо знают те, кто нас сейчас слушает. Про цены в магазинах, про бананы, которые достигли своего 15-летнего максимума в российских магазинах, мы тоже всё знаем и всё слышали. О том, что Moody’s понизил рейтинг России до спекулятивного, «мусорного», мы тоже слышали в новостях. Я говорю о вас конкретно. Вы слышите? О вас. В данном случае не о стране. Филиппины, магазины, инсульт у супруги, супруга, дочери — это то, что касается лично вас, а не страны в целом.

    Доброе утро, слушаем вас. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. По моим ощущениям, я росту, взрослею, что-то меняется. Надо смотреть на проблемы как-то более позитивно, поменьше слушать слово «кризис». Я очень хотел ваше мнение услышать. Недавно обратил внимание, что госзаказы… Я сам работал некоторое время в государственных органах.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Покороче.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Исключительно все госзаказы проводятся без авансирования. Огромное недоверие государства к исполнителю, то есть к нам. Кризис недоверия.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно. Спасибо вам большое. Давайте дальше. Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Сергей Алексеевич.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Сергей Алексеевич.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я испытываю чувство оптимизма не оттого, что у меня чего-то нет, а оттого, что у меня что-то нет, а я говорю: «Ну и хрен с ним».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Хорошо, Сергей Алексеевич. У меня такой к вам вопрос. А что для вас богатство?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что такое богатство? Богатство — в принципе, когда у меня в семье всё нормально, на работе нормально и когда страна развивается.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое за ваш оптимизм, за ваш реализм. Я, в принципе, на вашей стороне и на ваших позициях. Я представлю один из вариантов ответов, что такое богатство, чуть ближе к новостям. А пока давайте примем ещё несколько звонков.

    Доброе утро, слушаем вас. Радио потише!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Это Ирина, Подмосковье.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ирина, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Могу сказать, что я стала чувствовать себя счастливее даже в каком-то смысле, потому что благодаря всем событиям, которые сейчас происходят вокруг наших соседей на Украине, удалось выкинуть всякую суету из своей головы и понять, что на самом деле для нас важно, а что неважно. А важно — это на самом деле близкие, их здоровье, дети. Надо на этом сосредотачиваться и чувствовать себя счастливее.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А также, Ирина, крыша над головой, если мы говорим о детях, их самочувствие, если мы говорим о старших, их пребывание рядом с нами. Да, конечно, с возрастом люди здоровее не становятся, но они с нами. Это уже счастье, согласитесь. Да, возможно, нам стало не хватать денег на прежнюю жизнь. С другой стороны, уменьшилось число посредников, коими кишела просто российская экономика в предыдущие годы. Это тоже нормально. Экономический рост порождает значительное количество трутней. Они сегодня отваливаются.

    Почему два месяца в Москве уже пробки редко когда больше 4 баллов? Конечно, по вечерам они могут доходить до 6–7, но это не сравнить с теми 9–10-балльными пробками, которые мы видели в декабре — тогда, как в последний раз мы жили. А сегодня их нет. Почему? Потому что денег стало меньше, потому что трутни отваливаются, потому что люди сидят и мучительно думают, чем бы им заняться. Это не может не радовать, если мы говорим о стране.

    Если мы говорим о себе, то я ещё раз повторяю: три самые популярные ответа на вопрос «Если Вы ощущаете себя счастливым, то скажите, почему?» — это «Есть семья, дети, внуки», «Я и все близкие здоровы» и «У меня есть всё, что нужно». Не то, что мой сосед зарабатывает на 100 баксов больше, чем я, а то, что у меня есть всё, что нужно.

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: И ещё раз здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». 73-73-948. Работает Twitter, работает сайт, работают SMS-сообщения: 8 (925) 8888-948.

    Как обычно, хвосты, потому что в процессе непосредственного обсуждения темы мы просто не успеваем переключаться ещё и на сообщения. Давайте не по порядку.

    «Так вы не про экономику пришли говорить, а убаюкивать аудиторию», — интересуется Пифф по SMS-сообщению, 276 в окончании. Вы знаете, я, конечно, прошу прощения за морализаторство, но мне, ей-богу, непонятны вот эти стенания, вот это ощущение безнадёги, особенно за неделю до наступления весны, особенно тогда, когда у вас, слава богу, все живы, все здоровы (ну, относительно здоровы), когда у вас есть средства для того, чтобы куда-то поехать, когда вы не думаете о том, что завтра вам нечем будет кормить, например, своих же детей или внуков. Я не понимаю этого. Вот убейте, не понимаю.

    Вы думаете, у меня нет проблем? Их полно у каждого. Но есть общее ощущение оптимизма, которое, как мне представляется и как представляется ВЦИОМ, присуще абсолютному большинству нашего населения, даже несмотря на существенное ухудшение нашего благосостояния, которое, кстати говоря, в чём-то напоминает 2008 год, в чём-то напоминает год 2004-й. Давайте вспомним, как мы себя ощущали в 2004 году.

    По очень многим показателям — по уровню доходов, если брать их в долларах, по другим величинам, по составляющей расходов на ЖКХ — мы вполне соответствуем 2004 году. Тогда, вы меня извините, никакого пессимизма не было и в мыслях. Конечно, всегда есть люди, которым не очень хорошо и которые всем недовольны. Но оптимизма было не в пример больше. Сегодня мы, по сути, на тех же рубежах. Да, возможно, 10 лет мы шли не туда, и здесь я абсолютно с вами согласен, но факт есть факт.

    «Ввергает в уныние и безнадёгу, — пишет 587-й, — лицемерие и глупость властей от низшего до верхнего уровня. Сколько врать можно? При этом приближённые — в Швейцарии, а больным — сразу помирать». Да, да, да. Вы думаете, меня не ввергает в уныние и безнадёгу лицемерие и глупость властей? Ещё как.

    «Богатство — это возможность строить личные шубохранилища». Да нет же. Вы знаете эту пословицу, точнее, поговорку: «Для кого-то суп жидкий или щи жидкие, а для кого-то жемчуг мелок». Это всё из той же оперы.

    Twitter: «Счастлив жизнью. Кризис в телевизоре. В моей жизни встаёт и садится солнце. Всё хорошо».

    «Самоубийства объясняются очень просто. Когда люди чувствуют себя не нужными стране, обществу и семье, когда они не уверены в завтрашнем дне, наступает полная безнадёга». Так вы определитесь, 008-й, по тому, как надо градуировать. «Страна, общество, семья». Может быть, «семья, общество, страна»? Или точнее «семья, общество, государство»? Потому что государство — это институт. А начинать-то надо с семьи.

    «Здравствуйте. Ребёнок имеется, я счастлив. А кризиса я не чувствую. Хватит ныть, господа».

    Пару звонков примем. Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, почему у вас в эфире одно нытье? Мы говорим: «Рассчитывай только на себя». Я продала квартиру в Москве, переехала в Подмосковье. У меня куры, козы. Я себя полностью обеспечиваю и всю свою четырёхкратную семью. Я вообще не понимаю, чего ныть.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо за ваше мнение. Я, собственно, о том же. Но, может быть, у кого-то есть другая точка зрения. Мне представляется, что людей, которым удовлетворение свойственно или скорее свойственно, среди нас всё-таки больше, несмотря, повторюсь ещё раз, на все сопутствующие проблемы.

    Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Очень хорошее сейчас время, меньше стали есть. Но я жду, когда похороны подешевеют. А так никак не могу. Спасибо.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Не понял, о чём разговор. Похороны подешевеют? Так это как хоронить. Если по высшему классу — одни расценки. Бюджетные расценки совершенно другие. Плюс какие-то деньги выделяет родное государство. Маленькие, конечно, что говорить. Государство у нас думает в основном о том, как бы уменьшить свои расходы и свои обязательства перед обществом. Но об этом чуть позже.

    Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Хотелось бы вот о чём. Вы затронули очень хорошую тему о количестве посредников между производителем и потребителем. Так вот, мне кажется, было бы неплохо возродить проверенную в Советском Союзе систему потребкооперации. Допустим, если бы такие люди, как вы, как Лисовский, возглавили бы эту потребкооперацию, я бы вступил в неё, не задумываясь.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое. Это пожелание мы слышим лет 10–15 точно — ещё тогда, когда потребкооперация была жива. Да, конечно, это тот самый посредник, который в плановой административной экономике связывал, что называется, город и деревню. В то же время потребкооперация — это была огромная чёрная дыра, это было раздолье для спекулянтов. Насколько эффективно не в плановой, а в рыночной экономике возрождать потребкооперацию? Для меня спорно. Это тема отдельной передачи. Я не думаю, что сейчас нужно будет уделять ей столь большое внимание, тем более что разговор-то о другом, вы меня извините.

    Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Доброе утро. Вы знаете, мы привыкли так скромно жить, что нам повышение нестрашно. Но самое грустное то, что плохо история излагается в украинском вопросе. Если бы галичане…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо. Давайте дальше, следующий звонок. Программа экономическая, и разговор идёт о ваших ощущениях, о вашей удовлетворённости или неудовлетворённости жизнью. Причём здесь украинский вопрос, скажите мне?! Причём здесь потребкооперация, когда я о вас говорю?! Свою точку зрения я уже в общих чертах вам высказал. Вы мне начинаете говорить об Украине. Причём здесь Украина? Это не та программа. Тем более суббота. Тем более послезавтра праздник. Причём здесь Украина? Кстати говоря, Донбасс будет потихонечку уходить из информационных лент и первых полос изданий. Не верите? Давайте посмотрим.

    Доброе утро.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Сергей из Подмосковья.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Сергей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сам на инвалидности, на пенсии. Но по мере возможностей бывает, что работаю по стройке, потому что всю жизнь по стройке. Дочка вышла на работу, дома стал теперь сидеть, теперь больше стал внуками заниматься. Сейчас тоже работа намечается, а я думаю: «Нафига мне эта работа? Мне и так хорошо с внуками». Я даже и не знаю, чего так люди плачут. Чего плохого в жизни? Я думаю, и не такие тяжёлые были времена.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы знаете, я тоже так думаю.

    Доброе утро, слушаем вас. Давайте, может быть, последний звоночек примем. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Никита Александрович, я очень уважаю вас, ваше мнение, слежу за вашими публикациями.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я вас тоже. Представьтесь, пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Елена. В понедельник вышел ваш текст в «Новой газете» — «Русский венчур. Сделано в Америке» — про нашего доблестного федерального министра Михаила Абызова.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А чем же он доблестный, Елена?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Тем, что он ударно трудится, как я поняла из статьи, не только на государевой службе, но и для пополнения собственного кармана, имея множество офшорных компаний, в которые инвестирует деньги. Собственно, офшоры — это тема избитая. Мы все прекрасно знаем капитанов нашего бизнеса, которые содержат все свои сбережения в офшорах.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Если можно, коротко, Елена.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Можно. Меня поразил сам факт, что государев слуга не очень-то разборчив в инвестициях. В том числе у вас в статье промелькнуло, что в его портфеле, ну, в его компаниях были инвестиции в государственную разведку США — Пентагон. Уже неделя прошла с момента вашей публикации. Неужели нет никакой реакции от наших правителей?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Елена, спасибо за вопрос. Я сейчас коротко отвечу. Вы сами-то себя как ощущаете? Ведь кризис же, говорят. Ушла… Ой, жалко, жалко.

    Вы знаете, я неделю назад общался с одним рабочим, мастеровым, человеком, который делает столешницы. Так вот, я ему говорю: «Ну как?» Он говорит: «Вы знаете, в январе было тяжеловато, заказов не было, в общем, простаивали. А вот февраль — и заказы покатились, и курс укрепляется, и вообще, как говорят, кризис скоро закончится. Я смотрю в будущее с оптимизмом». Я и присутствующие посмотрели на него с лёгким недоумением, но, по сути, мне сейчас кажется, что товарищ этот настроен более или менее адекватно и, надо сказать, реалистично, оптимистично. Работа идёт. Да, её меньше, я согласен. Но работа идёт, заказы идут. Денег, если пересчитывать их в доллары, стали получать меньше, да.

    На этой неделе я был не только в продовольственных, но и в промтоварных магазинах. Я спросил у реализаторов импортной теле-, аудио, видеопродукции. Говорю: «Как?» Они говорят: «Вы знаете, что касается цен. У нас был период, когда в прошлом году на волне этого энтузиазма со стороны потребителей мы повысили цены централизованно, — это сеть, — на 80%». Я говорю: «И что?» Они говорят: «А сегодня они упали. Упали практически на те же показатели, которые были до этой волны». Я говорю: «Здорово. Интересно. Правильно». Вот вам и кризис.

    Что касается вопроса Елены. Очень жалко, что она ушла из эфира. Да, она абсолютно права. На этой неделе была опубликована моя статья в «Новой газете» касательно «творчества» господина Абызова, министра «Открытого правительства», руководителя экспертного совета, к которому у меня есть масса претензий. Если люди не смогли предвидеть, предугадать столь серьёзного ухудшения материального и социального положения в России, как эксперты (а их там порядка 300, я сейчас точно не помню), то грош цена этим экспертам, разгонять надо. И этого товарища выгонять первого. Почему? Потому что это твоя основная работа. Ты её не выполнил. Грош цена такому экспертному совету, грош цена такому министру, грош цена такому «правительству». Что нам представили в виде антикризисного плана? Набор общих мер и общих пожеланий, которые больше подходят для предвыборной программы, например: «улучшить», «разработать», «представить» и прочее.

    Что касается непосредственно Абызова. Я по памяти сейчас скажу вам, что в 2012 году, когда он уже был министром, инвестиционный венчурный фонд, который инвестирует в инновации, в инновационные разработки, проинвестировал 1,5 миллиона долларов (всего лишь) в американскую компанию Ener-G-Rotors со штаб-квартирой в Роттердаме, штат Нью-Йорк. Ну, проинвестировал — и проинвестировал. В конце концов, у нас кто-то инвестирует в баскетбольные клубы, кто-то в недвижимость на Манхэттене, кто-то ещё куда-то, необязательно в Америке. Дело не в этом.

    Дело в том, что по информации самой американской компании (она, кстати говоря, в общем доступе, если вы владеете английским), в 2011-м она получила грант Минобороны США в сумме 746 тысяч долларов на сооружение энергоустановки нового типа. И не где-нибудь, а в святая святых Пентагона — военной академии в Вест-Пойнте. В той самой военной академии, где несколько месяцев назад Барак Обама грозно грозил пальчиком и нам, и всем остальным, выражая свою крайнюю воинственность, агрессивность и уверенность в том, что Америка — number one в современном геополитическом и геостратегическом мире.

    Я к чему? Я не к тому, что запрещается инвестировать в подобные компании. Я к тому, что если эта компания работает на Пентагон, на Министерство обороны США, то понятно, что всё партнёры просвечиваются просто на порядок круче самых современных рентгенов и УЗИ (не Úzi, а УЗИ́). И если уж конторе господина Абызова, венчурному фонду, дали добро на инвестиции, то, как мне представляется, это не просто так.

    Что касается реакции на эту публикацию. Кроме публичного ответа и просьбы главного редактора «Новой газеты» господина Муратова не писать доноса, никакой другой реакции не последовало. Хотя я надеюсь и небезосновательно позитивно и с доверием отношусь к предсказаниям и пророчествам определённых людей, что, вполне вероятно, в марте нас ждут некие кардинальные изменения в Правительстве. Впрочем, об этом говорили и в 2012-м, и в 2013-м, и в 2014 году. Поживём — увидим.

    Давайте ещё пару звоночков. Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Меня зовут Егор, я пенсионер. Я хотел бы сказать… Вы же спрашиваете о какой-то любви, удовлетворённости к государству, кто счастлив, несчастлив. А я вам скажу. У меня было два сына. Один погиб после Афганистана, сердце встало. А второй погиб от наркотиков. Скажите, мне быть счастливым в этом государстве? Это одно.

    Второе. Сегодня передача такая интересная была. Ребёнок 12-летний цветы делает себе в онкоцентре для того, чтобы заработать 17 миллионов себе на операцию в Германии. А наше чудесное государство (которое я люблю и должен уважать, мне в нём счастливо) не может найти 17 миллионов. Там надо вообще 10 миллионов, чтобы сделать в России ему операцию, этому ребёнку.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да мы всё это знаем. Спасибо вам большое. Опять же, вполне вероятно, что вам стоит обратиться к психологу и поговорить с ним. После того, как вы потеряли двух сыновей, понятно, что солнце для вас погасло. Это совершенно очевидно. Конечно, недооценивать негативную роль родного государства в этом тоже никто не собирается. Виновато оно. А как вы должны жить? Вполне вероятно — обратиться к тому, который в каждом из нас. Потому что если он даёт испытания — значит, как в той поговорке, по Сеньке и шапка. Потому что слабакам такие испытания не дают. Ну, это мне так кажется. Возможно, это слабое утешение.

    «Ошибаетесь. Роль эксперта — надёжный способ хорошо подкормиться за казённый счёт». Да, вы абсолютно правы, 60-й. В той же публикации, посвящённой деяниям господина Абызова, говорилось о том, что фирмы, с ним неформально аффилированные, являются крупнейшими подрядчиками по строительству в разных регионах солнечных электростанций. Как-то странно. Люди соорудили две компании, аффилированные с его основным активом (собственно, они и руководят основным активом), и получилось так, что они стали самыми главными у нас по солнечной энергетике. Вот как-то так, видимо, случайно.

    Как раньше говорили про жён наших региональных и федеральных чиновников: «Вы знаете, вот они такие успешные бизнес-леди». Что касается их зарубежных успехов, то это уровень либо убытков, либо в лучшем случае винного магазина, как у одного бывшего руководителя телекоммуникационной сети в России. Вот он считает, что планово-убыточная торговая точка в Лондоне — это предел его мечтаний. И он говорит: «Ничего страшного, мы были к этому готовы. Мы терпим убытки, но мы надеемся на лучшее». Кстати говоря, почему бы и нет? Человек живёт надеждой. Дай бог ему выйти в плюс.

    Доброе утро, слушаем вас. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Тише радио!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Всё, выключила радио.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Молодец!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Звонит вам счастливый человек. Кризис есть небольшой, ощущается, но были времена и похуже. И советское время я вспоминаю не очень хорошо.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Скажите, а что в советское время вам так не нравилось?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не могу сказать, что мы как-то много зарабатывали, много могли себе позволить. Сейчас гораздо больше. Я не зарабатываю много. Можно сказать, я очень мало зарабатываю, но распределяю правильно свои расходы, мне на всё хватает. И я счастливый человек.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так счастье в том, что вы правильно распределяете? Или в чём-то другом?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Исключительно в этом? Деньгами меряете жизнь! Вы видите, что вы творите? Деньгами! Вы говорите: «Я зарабатываю мало». Я тоже зарабатываю мало, как-то стараюсь распределять. Иногда получается, иногда не очень. Но я живу не этим. А вы?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я стараюсь получить удовольствие от жизни, от разных вещей.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Например?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какие-то хобби, увлечения, спорт.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Какие хобби и какие увлечения?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что угодно. Спорт, туристические походы.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Знаете, что я вам про спорт скажу? Во время занятий активной физической культурой (мы «спортом» это не будем называть) организм получает стресс. Вы согласны с этим?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не очень активно занимаюсь спортом.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Потом хочется полежать, хочется отдохнуть, хочется восстановить свои силы — то есть, по сути, краткосрочно негативный эффект для организма. Вы с этим согласны? Ну, вот люди устают.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Согласна. Поэтому я не активным спортом занимаюсь.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите, дайте мысль закончить. Но при всём при этом мы становимся сильнее, мы становимся закалённее, мы становимся более устойчивыми к тем же вирусам или к тем же дополнительным, в том числе и эмоциональным нагрузкам. Я к чему? Я к тому, что это краткосрочное, как я надеюсь, ухудшение нашей экономической ситуации — это тот же самый стресс для организма, только не для личного, индивидуального, а для общественного организма, для экономики, в результате которого происходит и очищение, и перестройка, и рост иммунитета, рост невосприимчивости к тому негативному, что нас ждёт в будущем. И ещё один момент: улучшается внутренний обмен веществ за счёт этих дополнительных стрессовых нагрузок, которые на самом деле являются позитивными.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. И мы живём в этой стране. Мы должны улучшать её, а не кто-то должен прийти и воспитывать этого сына, чтобы он не был наркоманом. Мы это делаем всё. Всё в наших руках.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: По поводу наркотиков — это очень сложная тема. Спасибо, конечно, вам огромное. Давайте примем ещё один звоночек. Я к чему? Я к тому, что здесь и семейная вина, и родительская вина, и вина государства, вина общества. Это очень непростой разговор и явно не на две оставшиеся минуты.

    Доброе утро, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Святослав. Вы знаете, я очень просто готов к этому. Это не кризис, это обыкновенный старый капитализм, который будет уже теперь всегда. Будет и безработица, будут опять кризисы, будет перепроизводство — будут всякие разные проблемы. Понимаете, такое слушать, самого себя успокаивать: «А вот у нас была плохая Родина — Советский Союз. А давайте мы эту Родину сделаем хорошей». Извините, господа и товарищи, мы сейчас все старше нашей теперешней страны. Например, мне 52 года, а нашей стране всего лишь 23 года. И об этом надо знать и помнить, именно в таком виде. Ей столько лет, никак не больше и не меньше. То есть я, по сути, являюсь отцом…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Святослав, я по поводу ваших личных ощущений хотел поинтересоваться.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А я же вам сказал. Мои ощущения, что я живу в обыкновенном капитализме. Я ожидаю всего: и потерь, и находок, и обыкновенных радостей.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Хорошо. Коротко — позитив или негатив в отношении к окружающей действительности? Внутреннее ощущение?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не вижу никакого негатива. Восходит солнце, купаюсь в проруби…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое. Смотрите, восходит солнце, человек купается в проруби — всё нормально! Да, хотелось бы лучшего. Хотелось бы ещё лучшего. Хотелось бы дополнительно подзаработать. Вот о тех, кто хотел дополнительно подзаработать на валютной ипотеке, сразу после новостей.

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! Добрый день! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я, Никита Кричевский. Да, заканчиваем мы эту тему, не звоните больше по поводу ощущения счастья, удовлетворённости жизнью.

    «Теперь понятно, — пишут нам с сайта. — Уговорили в бассейн пойти. Надеюсь, стану стройнее и счастливее».

    «Ерунду говорите. С каждым кризисом только хуже живу». Вы знаете, я уверен, что это зависит не от кризиса, а от вас.

    «Такая пикантность, Никита. Господин Абызов — единственный министр, возможно, во всей истории новой России без высшего истинного образования». Не знал.

    «Распределять не умею, денег не хватает хронически. Но сегодня мы затопили самовар на шишках, баньку ставим. Будем жить». Нифига себе! Вот вы и говорите — самовар на шишках да баньку, а?

    Здесь можно много читать. Спасибо всем, абсолютно всем, и тем, кто висит на звонках, линия забита. Спасибо всем, кто пишет на сайт, на ленту в Twitter, тем, кто пользуется SMS-сообщениями. Я напомню номер: 8 (925) 8888-948. Давайте закрывать эту тему. Мы час убили! Капитализм, как я вам в самом начале говорил, здесь ни при чём. Его влияние на улучшение либо на ухудшение ощущения от удовлетворённости жизнью весьма и весьма невелико. Это говорю я и те, на кого я ссылался. Если вы не доверяете мне, ещё раз говорю, купите книжку Джеффа Малгана «Саранча и пчела», почитайте. Очень интересная и очень занятная книжка.

    По поводу того, как лучше разбираться в экономике. Я вам говорил о лекциях Сергея Юльевича Витте, которые я вам рекомендовал в прошлой программе. Она тоже есть и в свободной продаже в книжных магазинах, и есть, естественно, в Интернете. Даже наш слушатель из Нижнего Новгорода в прошлый раз присылал нам ссылочку. Всё это есть. Если говорить о лекциях Сергея Витте — это, как мне представляется, возможно, даже лучший учебник по экономике, по базовым основам. Читать Грегори Мэнкью, Пола Самуэльсона с Уильямом Нордхаусом, Пола Кругмана с его «Макроэкономикой и международными отношениями» тоже, наверное, надо. Но сначала надо пройти основы, получить базис. А базис — это как раз та самая книжка, лекции Сергея Витте. Получите, а потом будете читать.

    Кстати говоря, я вам не рекомендую это читать (я говорю о Мэнкью, о Кругмане и прочих иностранных авторах). Почему? Потому что там слишком много внимания уделяется физиократизму, то есть приравниванию экономики как социального процесса к физическим законам; там слишком много преломлений экономических и психологических аспектов через ценность, через стоимость; опять же там несколько однобокое восприятие капитализма через призму цифр, через количество, через формулы.

    Я не приветствую это вслед за очень многими теоретиками прошлого века. Я это не приветствую, потому что я не считаю экономику зависящей, например, от формул или каких-то экономико-математических моделей, коими, кстати говоря, грешит Высшая школа экономики. Там каждая диссертация, как я помню из дней пребывания в диссертационном совете, обязательно должна была включать некую модель, причём модель математическую. То, что прогнозы, основанные на этих моделях — это респектабельное оправдание астрологии, как говорил Джон Кеннет Гэлбрейт, — это уже другой разговор. Ну, вот учат деток. Как учат и что из них получается, вы все видите, когда выходите на улицу.

    К валютной ипотеке. Это «Антикризис профессора Кричевского». На этой неделе Всероссийское движение валютных заёмщиков (есть у нас теперь и такое) провело флешмоб, который они первоначально планировали провести у ЦБ, но провели у банка «ДельтаКредит», потому что, видимо, с Неглинки их попросили. Ну, не знаю, неважно. Факт есть факт. Активисты возложили цветы в знак утраченной надежды в этой жизни, принесли расписки, которые пишут банки, а также гвоздики. Как говорят представители Всероссийского движения валютных заёмщиков, было очень много женщин, детей. Тот средний класс, который находится сейчас на грани выживания, не может третий раз поехать в Филиппины. Чёрт возьми! Я не понимаю, зачем в Филиппины-то третий раз ехать? Неужели других стран нет? Ну, ладно, это в прошлом.

    В конце января ЦБ опубликовал письмо с рекомендациями. Рекомендации касались реструктуризации валютных кредитов. Почему я взял эту тему? Потому что это событие уходящей недели. Потому что это тоже ощущение счастья, ощущение удовлетворённости жизнью, ощущение обманутых ожиданий, кои владели теми, кто брал ипотеку. Предыдущий кризис, предыдущий казус с валютными кредитами, который случился в 2008 году, их ничему не научил. Видимо, лучшее обучение — это плата. Возможно, это так, возможно, это не так. Факт тот, что после того, как осенью прошлого года случилась масштабная девальвация, многие валютные заёмщики перестали выполнять свои обязательства перед банками, которые их снабдили в своё время валютными ипотечными займами.

    Телефон прямого эфира: 73-73-948. Только заёмщики по валютной ипотеке, исключительно! Пока не дозваниваются, несколько цифр.

    На 1 января этого года, по данным ЦБ, в рублях было представлено ипотечных жилищных кредитов на 3 триллиона 384 миллиарда рублей, а в валюте (в пересчёте) — на 136 миллиардов, это приблизительно 4% от всей суммы выданных кредитов. Просрочка по рублёвым ипотечным кредитам составляла 0,8% на 1 января этого года (я, кстати говоря, сам заёмщик по ипотеке, естественно, в рублях); по валютным — 12,6%. Что самое интересное по поводу Всероссийского движения валютных заёмщиков — они ведь не звонят сейчас, заметьте. Почти 50%, точнее, 49,8% всех валютных кредитов было взято в Москве. В Москве же большая часть и просрочки. Если брать её всероссийский уровень, то более 52%.

    И ещё один момент. Средневзвешенная ставка по ипотечным жилищным кредитам в рублях составила 12,45% на конец прошлого года (либо на начало этого, неважно); по валютным — 9,25%. Иными словами — более 3% годовых, точнее, 3,2% годовых валютные заёмщики теоретически по процентам выигрывали. И они, как мне представляется, надеялись ехать на этом 3-процентном выигрыше и дальше, если бы не случилось то, что случилось. В итоге сегодня мы периодически слышим о том, что медийное пространство сотрясают протесты валютных ипотечных заёмщиков, которые требуют пересчитать их займы в рубли и, как я понимаю, оставить прежнюю ставку.

    Ещё один момент. Курс для пересчёта 39 рублей 38 копеек — курс, который был на 1 октября — валютных заёмщиков не устраивает. Либо их не устраивает то, что им придётся платить более высокие проценты. Очень хочется поговорить с валютными заёмщиками. 8 (925) 8888-948 — это SMS-сообщения. Работает сайт, работает Twitter @govoritmsk. Пожалуйста, давайте общаться.

    Сообщение с сайта от Владимира: «Кредиты — паразитический инструмент по дальнейшей пристройке награбленного». Владимир, я с вами не согласен, потому что если бы не было кредитов, не было бы и возможности получить или удовлетворить свои потребности, например, в том же самом жилье, в том же самом обладании автомобилями вот именно сегодня. Дабы не было неудовлетворённости, не было бы проблем с мироощущением, с мировосприятием. И всё бы хорошо, действительно, кредиты не нужны были бы, если бы мы собирались и имели возможность жить вечно. Но мы живём фиксированное количество времени, поэтому кредиты нам как нельзя кстати.

    Добрый день. Нет доброго дня. Добрый день ушёл. Ещё раз: 73-73-948. SMS-портал: 8 (925) 8888-948.

    «Никита, в том-то и дело, что нами управляют люди, выросшие на ложных теориях экономики, которые разрушают чужие экономики, не встроенные в долларовый центр управления, занимая в нём место временной шестерёнки, отрабатывающей свой ресурс». Отдельный разговор. Вы знаете, есть масса экономистов-теоретиков, которые для своего времени были очень даже ценны и полезны. Другое дело, что экономика — так же, как общество — развивается, и то, что было актуальным вчера, становится ложным сегодня. Это абсолютно нормально.

    Говоря об экономике, говоря об экономическом развитии, об экономическом росте, о его секретах, здесь можно вспомнить, например, те же теории Кондратьева. Часть экономистов считает, что это полный бред («теория длинных волн» Кондратьева, когда технологии меняются в среднем через 50 лет), а часть считает, что в этом что-то есть, и более того — даже строит некоторые свои теории на воззрениях Николая Кондратьева. Один из таких теоретиков, которые построили многие свои работы на «теории волн» Кондратьева — это Йозеф Шумпетер, величайший экономист середины XX века.

    Добрый день. Слушаем вас. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Скажите, пожалуйста, Никита, почему…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Потише приёмник.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я хочу спросить, почему Госдума русифицировала интересы российских банков, чтобы западные не приходили сюда работать? Ведь Советский Союз создал такую продукцию как «советский человек», который абсолютно в рыночной экономике никогда не работал. Ведь экономика — это война. А на войне солдаты экономики не способны воевать, у них не было того опыта военного.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это здорово. Скажите, причём здесь валютная ипотека?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Валютная ипотека? При том, что…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: «При том, что…» Конечно, советский человек — да, действительно, это была совершенно иная общественная формация, я здесь с вами абсолютно согласен. Я точно так же, как и вы, испытываю определённую ностальгию от того ощущения общественной сопричастности, которая многим из нас была свойственна в советские времена. Но давайте сейчас о валютной ипотеке говорить, хорошо?

    Добрый день, слушаем вас. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Это я попал на радио?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Пока да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И что, можно поговорить по поводу ипотечников валютных?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы знаете, давайте соберитесь и перезвоните ещё раз.

    Добрый день, слушаем вас. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте, меня Дмитрий зовут. Что касается валютной ипотеки. У меня есть пара знакомых, которые на этом деле погорели достаточно сильно. Я, честно говоря, не очень понимаю эти крики, что им надо помогать. Люди сделали совершенно осознанный выбор. Они играли, как в казино. Причём что самое смешное, я с одним беседовал даже до этого. Кстати, молодые люди, ничего советского в них нет. Они окончили институты где-то в нулевые годы, а школы в 90-е, и говорить о том, что для них рыночная экономика что-то такое незнакомое, нельзя. Но мне было сказано: «Я — рисковый парень. Я рискну. Здесь сильно дешевле, здесь выгоднее».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вот! Огромное вам спасибо, что позвонили. Вы пролили свет. Я думаю, мы сейчас будем развивать эту мысль в разговоре со следующими людьми.

    Валютная ипотека для меня, например, в нашей стране — это разновидность фондовых спекуляций. Вспомните ту самую биржевую панику 1929 года, вспомните Уолл-стрит, когда один из ранее успешных руководителей инвестиционного фонда после банкротства на волне 2007–2008 гг. в Америке просто шагнул под поезд в метро. Это действительно рисковые люди, это действительно люди, которые хотели дополнительно нажить. Они могли бы избрать консервативную стратегию, могли бы получать определённый кэш, кошт (называйте это, как хотите) и существовать себе, имея и хлеб с маслом, и даже, наверное, икру. Но они решили рискнуть. Кто-то выиграл, кто-то потерял. Ответственных, как всегда, за редким исключением, не нашлось. За редким исключением.

    Вот валютные ипотечники, валютные заёмщики — это приблизительно то же самое. Они хотели рискнуть. Они хотели иметь не только крышу над головой, но дополнительно 3,2% годовых, о которых я говорил только что. Они хотели дополнительно на этом получить ренту или доход. Но в данном случае это была игра по чужим правилам, это была игра, к которой они не имели никакого отношения. Они рискнули сыграть… Я не могу сказать «с шулерами». Я могу сказать — с теми людьми, у которых свои правила. Они решили, что они эти правила знают. И так же, как в 2006–2007-м и в начале 2008 года, люди были уверены в том, что рубль в лучшем случае будет укрепляться, а в худшем случае будет стоять, как вкопанный. Он, собственно, первую половину прошлого года-то и стоял, как вкопанный. А потом случилось то, что случилось.

    Есть предположения, подозрения и версии, что несколько бывших первых замов председателя Центробанка России были поставлены на свои должности крупными инвестиционными компаниями и банкирами, которые заводили, особенно в нулевые годы, сюда деньги для того, чтобы получать безумные по мировым меркам прибыли на российском фондовом рынке, параллельно получая гешефт за счёт укрепления рубля. Я думаю, во втором случае те, кто отвечали за укрепление рубля, были в доле. Но повторюсь ещё раз, это версия. Опять же видите — без фамилий.

    Добрый день, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Дозвонился до вас.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Молодец!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я ипотечный валютчик, так сказать. Тогда такой вопрос. Мы, ипотечники, просим просто единственного — помощи от государства. Так же, как просят от государства помощи наши нефтяные компании, которые сделали такие займы в валюте и которым помогает государство; металлургия и так далее. Почему им помогает государство, а нам нет?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Объясню. Только не уходите, не отключайтесь. Нефтяники, газовики и металлурги получают свою прибыль в валюте, значительную часть прибыли получают в валюте (скажем, треть, до половины, если брать крупнейшие госкомпании), поэтому они могут планировать в валюте. Вы-то, если вы получали в рублях, почему польстились на ипотеку?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А банки?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я вам ответил на вопрос по поводу сырьевиков. Теперь вы отвечайте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Теперь следующий вопрос. А банки? Хотя это совершенно не так…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Стоп! Ну подождите! Стойте! Что значит «совершенно не так»?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Можно я закончу мысль, почему это не так?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Нет-нет-нет! Вы ответьте мне на вопрос. Имея исключительно рублёвые доходы, почему вы пошли на валютную ипотеку?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я имел и валютные доходы.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: В какой пропорции?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В пропорции 50 на 50. Сейчас санкции введены, сейчас я не могу иметь валютных доходов, начнём с этого.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так вы придите к Правительству, к Центробанку и скажите: «Мы пострадали в результате санкций».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, я и хожу.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: «Не девальвации, а санкций. Потому что мы имели валютные доходы».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Приблизительно так мы и говорим, что санкции, девальвация, всё вместе, кризис.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Почему вас не устраивает курс 39,38, который предложил ЦБ?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что это предложил ЦБ. Это курс, который устраивает ЦБ, но совершенно не устраивает меня. Со мной что, советовались?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вам удобнее по 62 платить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, они такой курс предложили, но банки-то с этим не согласились, начнём с этого. То есть мы как бы готовы, если такие условия.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите. Вас устраивает или не устраивает?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Курс, который предложил ЦБ? Устраивает.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Устраивает. Вы только что говорили, что не устраивает.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Стоп-стоп-стоп! По поводу банков. Чтобы закрыть…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А банки на сегодняшний день курс хотят.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Если вы будете применять двухголосие, мы с вами прекратим разговаривать. По поводу банков. Банки выдают и валютные кредиты, особенно экспортёрам. Как выдавали, так и продолжают выдавать. Поэтому не только крупнейшим госбанкам, типа «ВТБ» или «Сбербанка», предоставляется финансовая помощь. Она предоставляется многим, нескольким десяткам, 27 системообразующим банкам, в настоящее время. Не факт, что этот список исчерпывающий, и кроме 27 там больше никого не появится. Вы в каком конкретно банке обслуживаетесь? И почему банкиры не пошли вам навстречу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как они не пошли? Они предлагают поменять валюту на сегодняшний день в рубли — и всё это дело под 13,5% на два года.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Под 13% на два года?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: По сегодняшнему курсу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. То есть за два года я должен отдать под 13,5%. У меня в евро. То есть я должен поменять по 70 за евро свою ипотеку под 13,5%, и за два года я всё это должен отдать.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Юрий вас спрашивает через сайт: «Почему помогать надо валютным ипотечникам, а тем, кто брал в рублях, помогать не должны? Чем вы, собственно, лучше?»

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, честно говоря, если мы сейчас разговор ведём о валютной ипотеке — это один разговор. Если мы говорим вообще об ипотеке, что всем ипотечникам надо помогать — это совсем другой разговор.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: В итоге, вы в расчёте на что брали именно валютную ипотеку, находясь в Российской Федерации? На то, что курс будет незыблемый, что ставка меньше?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я объясню, в расчёте на что я брал. Я брал в расчёте на то, что наше правительство говорило неоднократно: «Всё хорошо, экономика на подъёме, у нас всё замечательно, рубль укрепляется».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это в каком году было?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да это постоянно было.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Стоп! Это в каком году было? Вы когда брали? Когда вы поверили родному правительству?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я поверил в 2006 году.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: С 2006 года вы пережили кризис 2008–2009 годов и по-прежнему сидите в евро?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Кризис 2008 года вас ничему не научил, вы не перешли на рубли?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кризис какого года?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: 2008-го.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А чему он меня мог научить, если меня не коснулся этот кризис 2008 года?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так вы же уже тогда в валюте сидели, в евро.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну и что дальше?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно… Естественно, по меньшим ставкам.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Тогда увеличение было небольшое. Оно же не было таким катастрофическим, в два раза. Понимаете, в чём дело?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: В два раза ничего не было. Там была девальвация, но она была, конечно, меньшей. Она была порядка 37%. Сейчас более 40%.

    Я к чему? Я к тому, что люди будут до последнего пенять на правительство, на санкции, на провальную внешнюю политику, по их мнению — на всё что угодно. Они никогда не признают себя неудачниками — теми людьми, которые когда-то понадеялись на то, что они смогут решить и жилищный вопрос, и дополнительно сэкономить, а то и заработать определённое количество денег. И больше того, эта ситуация, как мы видим на примере только что позвонившего, не зависит от кризисов. Кризис здесь ни при чём. С кризисом всё хорошо, мы всё равно будем умнее.

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я, Никита Кричевский. Продолжаем. Сейчас будем говорить о новых пенсионных нововведениях, господа хорошие, но прежде, как всегда, хвосты. Хвосты, надо сказать, весьма и весьма интересные.

    С сайта пишет Чай: «Почему люди так хотят жить самостоятельно, но чтобы мамочка их обеспечивала?» Согласен с вами. Согласен ещё и в том плане, что головой своей надо думать, а не только мамочкиной.

    Бухгалтер пишет: «Всё верно. Люди не признают себя не вписавшимися в рынок, в ипотеку, в неизбежность отбраковки». Я бы не сказал насчёт неизбежности отбраковки. Возможно, невосприимчивость к меняющимся реалиям, к опыту, к эмпирике, к советам? Ведь много раз говорили о том, что «не влезайте в эту валютную ипотеку, плохо это закончится».

    Люди моего поколения, те, которые начинали взрослую жизнь в самом начале 90-х — в конце 80-х, вы знаете, они никогда не переходили на пересчёт в рублях. Они как считали в валюте, причём в долларах (евро в начале 90-х ещё не было), так они и продолжают считать, потому что мы всё понимаем. Мы развивающаяся страна, у нас валюта неустойчива. Поэтому давайте посмотрим.

    Вот Moody’s с пятницы на субботу опустило рейтинг страны до спекулятивного уровня — порядка 6 миллиардов придётся дополнительно отправить на Запад. Это 6 миллиардов, которые вложены в гособлигации и в бумаги инвестиционного уровня не ниже спекулятивного по разным агентствам, по разным оценкам: Standard & Poor’s, Moody’s, вот остался Fitch. Ну, Fitch уже не имеет никакого значения, потому что, как правило, два из трёх учитываются в инвестиционной стратегии. Значит, придётся возвращать. Значит, придётся ослабевать рублю. И всё это накладывается на период налоговых выплат, который заканчивается у нас после 25-го числа каждого месяца, с 20-го по 25-е. Обратите внимание: всегда в эти дни рубль укреплялся. То же самое происходит и сегодня, в феврале. То же самое будет в марте. 24-го посмотрим. Я думаю, что сильных колебаний не будет. А вот после 25-го числа вернёмся к этому ещё раз и поговорим об этом 28-го.

    «Берущий валютную ипотеку, — пишет нам Юрий, — должен иметь многолетний достоверный прогноз курса доллара к рублю. Требуется вдалбливать это ежедневно». Пытаемся, Юрий. Видите, не очень получается.

    И наконец, SMS-сообщение от 37-го: «Полное превосходство над тем, кто сейчас разговаривает с вами из студии. А вы читали теорию общественного благополучия нобелиата-98 Амартия Сена? Его критерий уровня развития в виде индекса развития человеческого потенциала гораздо глубже неинформативного индекса счастья. А ещё у Крупнова ест работа „Качество жизни“. Специалистам это важно знать, если только они не страдают манией величия». Знаете, я страдаю другой манией. Я всё время корю себя за то, что я недостаточно читаю, за то, что я с возрастом более и более ощущаю, что я знаю, всё меньше и меньше, за то, что я уйму времени для чтения посвящаю исключительно экономической литературе.

    Что касается индекса развития человеческого потенциала, то это экономический индекс развития, а мы говорили о социологических индексах — об индексах удовлетворённости жизнью, индексах счастья. Это социология, это не экономика. При том, что по развитию человеческого потенциала, по развитию человеческого капитала существует масса работ, статистических выкладок, и этим занимаются очень многие авторитетные международные организации, начиная с ООН. Кстати говоря, очень занятные и интересные материалы.

    «Ведущий живёт иллюзиями антикоммунизма». Ну да. Если только знать, что такое антикоммунизм и что такое капитализм. Капитализм, как говорил сегодня один из наших слушателей — это неизбежный кризис перепроизводства. А я склоняюсь к тому, что капитализм, если уж мы говорим мании — это маниакальное стремление овладеть видимостью стоимости, которую можно обменять на другую видимость стоимости. Не на саму стоимость, не на саму ценность того или иного продукта, а на видимость, на презентацию этой стоимости или ценности.

    Давайте, например, сравнивать иностранные валюты с рублём. Многие говорят, что это бумажки, и они отчасти правы. Давайте сравнивать те же айфоны. Очень многие знают, что их себестоимость существенно, в разы меньше, чем продажная цена. О ценных бумагах можно сказать то же самое. Всё это говорит о том, что мы гонимся — причём маниакально гонимся — за видимостью, за репрезентацией ценности, которую мы приписываем тому или иному продукту. То же самое было и в Средние века. То же самое было в XIX и XX. То же самое будет и в XXII веке. Это психологический фактор.

    «Антикризис профессора Кричевского». Так вот, о пенсиях. 18 февраля было проведено совещание под предводительством главы Правительства России Дмитрия Медведева, на котором была выдвинута и поддержана идея приостановить выплаты пенсий работающим пенсионерам, зарабатывающим более 1 миллиона рублей в год, это приблизительно 83 тысячи рублей в месяц.

    «Мы предложили согласованную позицию с Минэкономразвития и Минфином, что нужно такую систему ограничений постепенно вводить. Мы исходим из того, что это не коснётся большинства граждан», — это слова министра труда и соцзащиты господина Топилина. Насчёт Минэкономразвития не знаю. Я думаю, что танцам на костях этих ребяток, которые сидят и работают в поте лица, настанет свой предел, и предел этот весьма и весьма близок. Что-то мне подсказывает, да и не только что-то, но и кто-то.

    И ещё один момент насчёт согласованной позиции не с Минэкономразвития, а уже с Минфином. Минфин идёт дальше и говорит о том, что пенсию не надо выплачивать тем, кто зарабатывает больше 2,5 прожиточных минимумов пенсионера, а именно больше 15,9 тысяч рублей в месяц. Ну, для простоты скажем — 16 тысяч рублей в месяц. То есть Минтруд говорит — 83 тысячи в месяц. Минфин говорит — 16 тысяч рублей в тот же месяц.

    Если ты, несчастный пенсионер, получаешь больше 16 тысяч, пошёл вон — заметьте, не от государственной кормушки, а от кормушки общественной — от того страхового пенсионного фонда, который создавал ты по принципу солидарности поколений и который сегодня создают твои дети для того, чтобы в том числе, дорогой ты наш чемодан, кормить поколение старшее. То поколение, благодаря которому мы сегодня живём, как мы выясняли сегодня всю программу, весьма и весьма неплохо.

    Среди прочих вопросов на совещании поднимался вопрос о повышении пенсионного возраста, однако никаких решений принято не было. Посоветовали поговорить с общественностью, то есть с нами. При этом было выдвинуто предложение взимать дополнительный 1-процентный налог в Пенсионный фонд со всех ныне работающих — из чего я делаю вывод, что это палка о двух концах. Скорее всего, 1-процентный налог введён не будет, а пенсионный возраст тем не менее будет повышен. Либо же будет наоборот: пенсионный возраст оставят в покое, а 1% из фонда оплаты труда всё-таки будут взимать.

    Это очень сложно. И понять, чем руководствуется Правительство, когда выдвигает ту или иную инициативу, весьма сложно. Кстати говоря, это объясняется тем, что Правительство у нас исторически недостаточно осведомлено о том, что происходит в стране. Почему оно недостаточно осведомлено? Потому что если вы будете получать больше сведений, процесс принятия решений существенно затруднится. Это характерная черта не только российского Правительства, но и всех правительств. Они живут как бы в собственном мире, в собственных моделях, и находят это нормальным. Я ещё раз повторяю: это не только в России, это практически везде.

    73-73-948. SMS-портал: 8 (925) 8888-948. Пара звонков, и я представлю вам свою версию того, почему пенсионная система страны сегодня в таком ужасном состоянии. Добрый день. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день, Никита. С Широкой Масленицей вас! Спасибо за передачу.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо и вам.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я по поводу пенсионного этого антикризисного плана. Мне кажется, это дежавю, что ли. То ли в 2008-м, то ли каждый год постоянно Кудрин выходит и говорит эти вещи: «Надо обязательно повышать». И никто не вспоминает нашего Кузнецова, министра финансов Московской области, который смотался с деньжищами такими, там и из Пенсионного фонда он захватил, растратил всё. И никто не вспоминает, как это вернуть, как это оптимизировать. Понимаете, Никита, это какое-то дежавю. Эти либералы, по-моему, эту программу, всё время петрушку вытаскивают и раскачивают общественность. Будет социальный взрыв, если они это проведут. Не то время сейчас. А может быть, для них и как раз то, специально цель такая — раскачать общественное мнение.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо большое. Слушайте, я не могу не откликаться на ваши сообщения с сайта и SMS.

    «Девальвация 42%? В августе доллар 35. Сейчас он сколько?» Девальвация 42% — это, понятно, с издёвкой». То есть тот, кто написал, считает, что девальвация у нас практически в два раза. Дорогие мои господа, когда вы считаете девальвацию, вы должны (если вы, конечно, не хотите быть профанами) брать прошлое значение, а именно 32,66, и сравнивать его с нынешним или делить на то, которое было к концу года — на 56 с копейками. Не наоборот, а именно так. Прошлое к нынешнему. Не нынешнее к прошлому, а прошлое к нынешнему — насколько подешевел тот или иной актив. Не насколько он вырос, а насколько он подешевел. Если вы будете считать наоборот, тогда вы должны брать доллары: сколько долларов вы могли купить на 32,66, скажем, на 1 января 2014 года — и сколько на ту же сумму на 1 января 2015 года. Если вы говорите о рублях, то у вас получается старое на новое — 33 на 56. У вас и получится 42%. Ну возьмите вы калькулятор! Ну не пишите, не позорьтесь!

    «Какой прогноз по курсу доллара?» «Прогнозируйте всё что угодно, только не цены», — это завет великого нобелевского лауреата Пола Самуэльсона.

    «Время — деньги. Одному много, другому — нет. Ипотечнику, плачущему слезами Ярославны, наш миллион. Так не пойдёт. Всем по серьгам, иначе уволят». Ну, стёб такой, троллинг.

    Добрый день, слушаем вас. Мы о пенсиях, если помните.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. С Масленицей вас!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По поводу пенсий, знаете, что хочу сказать? Я сначала была возмущена, а потом немножко подумала. Может быть, наши руководители руководствуются такими вещами? Если зарплата больше 80 тысяч в месяц получается у человека, который уже достиг пенсионного возраста — это хорошая должность. И молодёжи на эту должность пробиться очень тяжело. Если с этой точки зрения подумать? То есть он уже пенсионер, ему уже 70, 71, 72, а он всё на этой должности. И молодёжи очень тяжело продвинуться по ступенькам, выйти, условно, выше среднего менеджмента, если мы берём какие-то руководящие должности.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ха-ха-ха. Спросите у выпускника вуза, на какую компенсацию он рассчитывает при первом устройстве на работу. Он вам скажет, хорошо, не 2 тысячи, но минимум тысяча, а это как раз 60.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы правильно говорите. Вот смотрите, у выпускника вуза должен быть стаж, как правило, то есть два-три года, где-то пять.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: У него должен быть опыт и должна быть голова на плечах.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Опыт, да. А посмотрите сейчас на людей, которым 35, 40 лет, даже уже с опытом работы. Они занимают какую-то должность, могут пройти вот этого пенсионера и пройти дальше по ступеням с повышением оклада и повышением своей должности?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите, у нас же не советская система. О чём вы? Человек всегда может уйти в сторону, начать собственный бизнес, зарабатывать столько, сколько он считает нужным.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Может. А если мы работаем на государственной службе?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Стоп! Мы говорим об экономике вообще. Причём здесь госслужба? Госслужба — это сколько у нас работников? 3 миллиона?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но они же есть.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Хорошо, 7 миллионов. Это 10% от экономически активного населения.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А вы попробуйте пробиться.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Не буду я даже пробовать! Не буду я пробиваться по государственной службе!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот смотрите, получается по вашим словам: либо бизнес, либо ты не будь простым инженером, не иди на какую-то обычную должность, где есть перспектива, сиди и жди, пока кто-то не чтобы на пенсию уйдёт, а помрёт. Получается так.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Получается: «Ты достиг пенсионного возраста, и невзирая на твои навыки, на твой опыт, на твои знания, пошёл вон! Дай дорогу молодым и тупорылым».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет. Государство даёт выбор: «Либо ты идёшь и получаешь пенсию, потому что мы ценим твой опыт…»

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да не волнует меня государство! Всё. «Либо ты продолжаешь работать, но без пенсии». Тебе 60 лет, ты ещё в репродуктивном возрасте, ты ещё полон энергии, сил, знаний, опыта, ты его можешь передавать долгие годы, ты можешь принести много пользы и себе, и людям, и страны. Но, по идее нашей слушательницы, тебе не место на своей работе, потому что идут молодые, которые ничего кроме коммуницирования из Высшей школы экономики вынести не в состоянии. Я с вами не согласен.

    Я должен вам сказать, что мы всё дальше и дальше уходим от истоков нынешних пенсионных проблем. Сегодня в это трудно поверить, но 10 лет назад только-только вводился ЕСН по пониженным ставкам. Я напомню. С 2002 года суммарный взнос по единому социальному налогу составлял 35,6%, а с 2005 года его сократили на 9,6 процентных пункта до 26% от фонда оплаты труда. Внимание, умники! Не надо писать SMS-сообщения и не надо говорить, что девальвация у нас должна считаться по-другому.

    Я, кстати говоря, абсолютно согласен с тем, что написал один из наших слушателей. Курс опустился, инфляция выросла, и параллельно мы для старшего поколения вводим предел по верхним ограничениям, даже по версии Минтруда, до 83 тысяч, не говоря уже о версии Минфина — до 2,5 прожиточных минимумов пенсионера.

    Так вот, давайте вернёмся. Я считаю, что единственной более-менее вменяемой пенсионной системой в стране была та система, которую ввёл (извините, не материтесь) Михаил Зурабов с 2002 года. Почему? Потому что она была в полном соответствии с ведущими мировыми аналогами. Это была обязательная часть, выплачиваемая государством; это была страховая часть, которую выплачиваем мы, ныне работающие; и это была накопительная часть. Вот она эффективно работала с 2002-го по 2004 год.

    С 2005 года президент, имя которого мы не будем упоминать всуе, как мне представляется, волюнтаристским решением постановил уменьшить ставку единого социального налога с 35,6 до 26% от фонда оплаты труда. Причём больше всего пострадала именно пенсионная система, с неё сняли сразу 8 процентных пунктов: раньше платили 28% в Пенсионный; после того, как было принято это решение, стали платить 20%.

    А теперь самый последний нюанс. В 2003 году профицит Пенсионного фонда составлял 100 миллиардов рублей; в 2004-м — 66,5. Кстати говоря, корни всех дворцов Пенсионного фонда в разных регионах именно в тех временах, именно тогда закладывались, потому что у Пенсионного появились деньги для того, чтобы отстроиться, чтобы сделать новые здания, чтобы сделать новые офисы и рассадить людей. Я это говорю со знанием дела, поскольку не один год вёл курсы повышения квалификации для специалистов Пенсионного фонда.

    Что получилось потом? В Пенсионном фонде моментально возник дефицит. В 2008 году он, кстати говоря, был по нынешним временам копеечный — 172 миллиарда рублей. Но дефицит нарастал, потому что, с одной стороны, взносы снизили, с другой стороны, никаких компенсирующих механизмов не предложили. И вылезло всё в то, что в начале 2008 года нам предлагали валоризацию, вы её помните. И снова никаких компенсационных механизмов не предложили, надеясь на то, что нефть будет расти и расти до бесконечности. То, что случилось во второй половине 2008 года, вы можете спросить у того же валютного заёмщика, для которого это всё оказалось ерундой.

    Расходы Пенсионного фонда подскочили, дефицит со 170 миллиардов на начало 2008 года выскочил практически до триллиона рублей, и это стало огромной проблемой. Отсюда — с того самого решения человека, имя которого всуе мы не произносим — и пошли все беды Пенсионного фонда и нынешних пенсионеров. Хотя тогда, в середине нулевых, страховые актуарии, некоторых из которых я знаю лично, говорили о том, что с 2008 года нужно повысить пенсионные взносы всего лишь на 1%, а с 2015-го — на 2,8% (если мы говорим о процентных, конечно, если мы говорим о взносах в Пенсионный фонд). Но их не послушали. Стали вносить предложения о перестройке всей пенсионной системы. Стали предлагать нам схемы и пенсионные формулы, в которых не ориентировались даже сами их разработчики.

    Сегодня для того, чтобы снять груз социальных обязательств с Правительства, нам предлагают обсудить и обговорить: а) повышение пенсионного возраста; б) два варианта верхних ограничений (одно — 83 тысячи рублей в месяц, другое — около 16 тысяч рублей в месяц) для пенсионеров, которые продолжают работать. Эти пенсии этим людям предлагается не платить вовсе. И неважно, что эти люди — будь 55 лет женщинам, будь 60 лет мужчинам, — мало того, что продолжают приносить пользу и себе, и людям, и стране в целом, так они ещё и платят пенсионные взносы в тот самый Пенсионный фонд. Им предлагается просто не платить пенсии, хотя они на это имеют полнейшее право. Вот такая история нашего сегодняшнего разговора.

    Добрый день. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Я в эфире?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос. Вы в самом начале сказали, что Правительство предлагает приостановить выплату. Это что, аналогично тому, как сейчас обходятся с теми, кто накопительную часть пенсии своей отдаёт на текущие расходы?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое за вопрос, за то, что дозвонились. Я вам обещаю, что через неделю мы вновь вернёмся к пенсионной теме, потому что каша в голове у людей вообще страшная. Скажем так, никто накопительные части пенсий никому не отдаёт. Но это мы отложим на неделю. А пока я вам должен сказать следующую вещь, особенно для тех, кто думает о своём пенсионном будущем.

    Я многие годы говорил о том, что надо вкладывать в детей, помимо добровольных накоплений, помимо взносов в Пенсионный фонд. Надо вкладывать в детей, потому что дети — это наша будущая пенсия. Знаете, не так давно я понял, что это, конечно, всё здорово, но если мы хотим жить достойно в старости, мы сегодня на глазах у наших детей, в которых мы вкладываем, должны вкладывать в наших родителей, причём делать это максимально открыто.

    «Антикризис профессора Кричевского». Никита Кричевский. Услышимся через неделю.

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus