• Исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе в программе «Умные парни» на радиостанции «Говорит Москва». Выпуск от 12 июля 2022 года.

    15:00 Июль 12, 2022

    В гостях

    Майя Ломидзе

    Исполнительный директор "Ассоциации туроператоров России"

    А.СОЛОВЬЁВА: 15 часов 5 минут в российской столице. У микрофона Анна Соловьёва. Здравствуйте. Это программа «Умные парни». У нас сегодня в гостях исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе. Добрый день, Майя.

    М.ЛОМИДЗЕ: Добрый день.

    А.СОЛОВЬЁВА: Очень рада вас видеть снова в нашей студии. Вы сегодня у нас в виде умного парня. У нас нет гендерных различий, поэтому у нас все умные парни. Обозначу наши координаты: SMS-портал +7-925-8888-94-8; Telegram для сообщений — govoritmskbot; Telegram-канал с последними новостями radiogovoritmsk; там же в эти минуты идет прямая видеотрансляция эфира. Ещё одна такая же трансляция в социальной сети «ВКонтакте», в официальной группе радиостанции «Говорит Москва».

    Я ещё раз обозначу сегодня наш временный телефон 495-950-61-24. Дорогие слушатели, у нас сегодня проблемы со связью. Наш обычный эфирный номер не работает временно. Мы надеемся, в течение дня ситуацию как-то изменить. Пока такой номер. Мы принимаем звонки «вслепую», к сожалению, я не вижу, кто звонит. 

    Майя, вы знаете, о чём я вас хочу спросить: поскольку вы занимаетесь туризмом, вы сами в этом году отдыхали где-нибудь?

    М.ЛОМИДЗЕ: Нет ещё.

    А.СОЛОВЬЁВА: А планируете?

    М.ЛОМИДЗЕ: Я планирую. Мы всегда планируем отпуск, но как получится, пока непонятно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Пока вообще непонятно, даже куда.

    М.ЛОМИДЗЕ: Вообще ничего непонятно.

    А.СОЛОВЬЁВА: А куда хотелось бы?

    М.ЛОМИДЗЕ: Честно — дома просто хотелось бы, с отключённым телефоном.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Я пойду тогда по повестке. Переворот в Шри-Ланке случился. Как это скажется на туризме из России или доля настолько небольшая, что, в принципе, особо никак?

    М.ЛОМИДЗЕ: Здесь же вопрос не только в доле. Первый вопрос, который возникает после сообщений о любом перевороте, тем более настолько драматичном, как произошёл в Шри-Ланке, а что с безопасностью туристов? Сколько бы их там ни было, десятки, сотни, вопрос безопасности, конечно, главный в данной ситуации. Слава богу, что все эти политические события происходили в столице, где наших туристов нет. Наши туристы направляются в курортные зоны, удалённые от Коломбо. Да, прилетают все в Коломбо, но ни трансферная часть поездки, ни пребывание в отелях никакого влияния переворота на себе не ощутили, слава богу. Поэтому туристы там есть, продолжают отдыхать, всё в штатном режиме.

    Надо сказать, в принципе, Шри-Ланка, которую десятилетия лихорадило от гражданской войны, тем не менее продолжала оставаться на протяжении этих десятилетий прекрасным местом отдыха. То есть как-то там удаётся это напряжение внутриполитическое максимально отдалить от зон отдыха туристов иностранных. Поэтому наши там есть, продолжают отдыхать, летают. Да, их совсем немного, потому что у нас нет прямого авиасообщения с островом на данный момент, только стыковочными рейсами можно добраться. Тем не менее, какой-то туризм есть.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Нет прямых рейсов, это после той истории с самолётом их отменили?

    М.ЛОМИДЗЕ: Да, история с самолётом. Это были единственные рейсы прямые из России, после этого они так и не возобновились. Пока только либо через Арабские Эмираты, либо через Бахрейн на рейсах иностранных авиакомпаний можно туда добраться. 

    А.СОЛОВЬЁВА: В принципе, это не бюджетно, это довольно дорого.

    М.ЛОМИДЗЕ: А вы знаете, мне кажется, сейчас довольно сложно выделить группу бюджетных зарубежных направлений.

    А.СОЛОВЬЁВА: И Египет тоже дорогой сейчас?

    М.ЛОМИДЗЕ: Подорожало всё.

    А.СОЛОВЬЁВА: А вообще ждать ли понижения цен на отдых именно в Турции, в Египте? Это традиционно самые популярные направления. А, наверное, не стоит ждать снижения цен в связи с этим.  

    М.ЛОМИДЗЕ: В общем, вы практически ответили на свой вопрос. Турция, Египет, тем не менее, несмотря на то, что цены выросли, это всё равно лидирующие направления по объёму. Направлений сейчас доступно не так много. Не так мало, как кажется, с учётом общей ситуации и обстановки, но и всё-таки не так много. Турция, Египет — направления номер один и два. Подорожало всё примерно в два раза. Лето — это высокий сезон, в Египте очень жарко. И многие считают, что это для Египта не характерно, это всё-таки осенне-зимнее направление, но тем не менее, опять же с учётом ситуации, спрос достаточно высокий.

    Спрос высокий, есть определённый дефицит перевозки, не такой трагичный, не такой яркий, острый, как это было в мае-июне, но тем не менее тоже имеет место быть. Отели что в Египте, что в Турции после двух лет ковида тоже каким-то образом пытаются компенсировать потери предыдущих лет. И в результате, в совокупности мы получаем повышение цены, что на данный момент пока на спросе никак не отражается, то есть люди готовы ехать за такие деньги.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Я могу сказать по себе, что я тоже собираюсь на самом деле в Турцию в августе. Потому что в целом, правда, какой-то альтернативы…

    М.ЛОМИДЗЕ: Всё остальное ещё дороже.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да. Кстати, интересная тема Европы. Есть ли какой-то у нас сейчас организованный туризм в Европу, в какие-то европейские страны? Вам наверно виднее, так это или нет, есть проблемы с получением шенгенских виз: их стали давать хуже и дают на более короткий срок. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Я, опять же с учётом ситуации, была бы счастлива, что они в принципе выдаются. Организованный туризм в Европу есть. Он приобрёл довольно интересные формы. После того как Booking.com, по сути, перестал работать на российском рынке, очень многие туристы, которые раньше были самостоятельными и сами бронировали отели, они сейчас прибегают к услугам туроператоров. Через туроператоров они бронируют всю наземную часть, отели, иногда экскурсии, иногда трансферы. Билетами занимаются сами, то есть сами обеспечивают себе как-то дорогу. И в результате появился сегмент полуорганизованного туризма в европейские страны. Тоже со стыковками естественно. И, естественно, со стыковками — это значит, что всё дороже. Но тем не менее этот сегмент есть. Конечно, это не миллионы туристов, как это было в 2019 году, и даже не сотни тысяч, но тем не менее какой-то значимый кусочек рынка на данный момент.     

    А.СОЛОВЬЁВА: Ещё в связи с этим вопрос. Сталкиваются ли туристы, есть ли какие-то случаи, какая-то статистика, с негативным отношением к русским?

    М.ЛОМИДЗЕ: Мне о таких случаях неизвестно.

    А.СОЛОВЬЁВА: То есть это всё-таки, скорее, страшилки в соцсетях.

    М.ЛОМИДЗЕ: Возможно. Наверное. У нас много звонков от туристов, находящихся в разных стадиях путешествий, и у нас нет такой информации.

    А.СОЛОВЬЁВА: В связи с этим ещё интересует положение дел сейчас в турфирмах. Есть ли закрытия турфирм или, может быть, наоборот многие оживились в связи с перераспределением рынка, потому что появилась возможность, в частности, поработать посредниками для бронирования для людей, которые собираются в Европу? Какие-то новые направления открываются внутри страны?

    М.ЛОМИДЗЕ: Рынок, в принципе, за два года шокотерапии пандемийной, самый большой шок, конечно, был в 2020 году, во-первых, колоссальная неопределённость, во-вторых, не просто ограничения переездов между странами, но и вообще ограничения перемещений людей, и это было большим шоком для рынка. Но уже в 2020 году стало понятно, что наш бизнес очень маневренный, быстро приспосабливается даже к самым тяжёлым ситуациям. И эти два года, видимо, дали определённый моральный запас прочности, который позволил в новых условиях тоже придумать какие-то манёвры, какие-то варианты. Это первое обстоятельство, которым объясняется стабильность на рынке, потому что рынок сейчас стабилен.

    А второе обстоятельство немножко парадоксальное (можно даже на эту тему порассуждать) — пока в стране есть деньги. Соответственно, есть люди, которые готовы эти деньги тратить на путешествия. Это не касается так называемого среднего класса. По-моему, с каждым последующим потрясением, нашим кризисом и так далее прослойка среднего класса становится всё меньше, меньше, меньше и уходит в категорию не очень обеспеченных людей. Но тот сегмент, который был стабильным в 2020-2021 годах, который ездил, несмотря ни на что, это премиальный сегмент, он в этом году тоже, я бы сказала, наплаву. И какая-то часть среднего класса, совсем тоненькая, у неё тоже появился доступ к тем деньгам, которые есть в стране. Поэтому пока вся индустрия туризма в лице туроператоров и турагентов в достаточно стабильном состоянии. Если бы не было этих предыдущих двух лет и не было бы закалки маневренности, я не знаю, как бы рынок отреагировал сейчас. Эта мощная тренировка свои определённые плоды дала.   

    А.СОЛОВЬЁВА: Эта мощная тренировка и последние события, не привели ли они к тому, что стало именно больше организованных туристов?

    М.ЛОМИДЗЕ: Если говорить про доли, то да, сейчас доля организованного туризма больше, если мы говорим о зарубежных поездках. Внутри доля организованного туризма всегда была не очень большой, 15-20% максимум, она примерно такой и осталась. Довольно интересный момент: перетекание самостоятельного туризма в организованный продиктовано экономическими резонами, а именно, что невозможно забронировать самому. Есть ещё такой аспект, как страх людей остаться по каким-то причинам в том месте, где они хотели отдыхать, но не хотели жить месяцами.

    За эти два года, уже три, потому что у нас такой прецедент был в феврале-марте 2022 года уже, когда люди застряли за границей, если это были самостоятельные туристы, в общем, это были их проблемы — как они будут выбираться. Понятно, что и консульство наше, и министерство иностранных дел оказывало посильную поддержку. Но всё равно вопросом возврата людей на родину, если это были клиенты туроператора — занимались туроператоры, если самостоятельные — то ты уже сам как смог, так смог. Такой факт тоже сыграл роль. Многие люди говорят: мы лучше через туроператора, если что — нас вывезут; будет кто-то, к кому я могу обратиться, на кого я могу «наехать» (святое дело, куда же без этого) и чтобы вопросом моего возврата кто-то занимался.

    А.СОЛОВЬЁВА: Что касается открытой Финляндии.

    М.ЛОМИДЗЕ: 15 июля она открывается.

    А.СОЛОВЬЁВА: С 15 июля это мы открываемся.

    М.ЛОМИДЗЕ: А она открылась ещё раньше. С 15 июля она становится полностью доступной, я бы так сказала.

    А.СОЛОВЬЁВА: И не только Финляндия, тогда, получается, доступна Эстония.

    М.ЛОМИДЗЕ: Хельсинки всегда был хабом. Через Финляндию становятся доступны другие европейские страны, потому что до сих пор основные стыковочные рейсы либо через Стамбул, либо через Арабские Эмираты — это довольно большой крюк. И как оценивали наблюдатели туристического рынка, конечно, есть ажиотажный спрос на финские визы.

    А.СОЛОВЬЁВА: Серьёзно? Он есть?

    М.ЛОМИДЗЕ: В Петербурге невозможно записаться, только на вторую половину августа. Но если сравнивать ажиотажный спрос на финские визы с тем количеством виз, которые выдавало то же консульство в 2019 году, понятно, что до ажиотажа ещё далеко. Тем не менее, это факт. Обстоятельство открытия, возможность поехать в Финляндию, Эстонию очень порадовало наших туристов.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Кстати, я знаю ещё один путь, как люди попадают в европейские страны, в страны Западной Европы — они едут в Минск, садятся там на автобус и пересекают границу: едут либо в Литву (в Вильнюс), либо в Ригу. В Ригу, не уверена, там должны были тоже открыть. Вот эти варианты. А теперь у них появляется ещё Финляндия. Но поезда «Аллегро» не ходят, к сожалению. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Только автомобильный транспорт.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, автомобильный или на автобусе. Что касается открытия, может ли быть какое-то оживление на этом направлении именно организованного туризма?

    М.ЛОМИДЗЕ: Именно в Финляндию?

    А.СОЛОВЬЁВА: В Финляндии, в Прибалтику, автобусные туры какие-то. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Ровно в той же степени, как и в другие страны Европы. Наземный туроператор берёт на себя полностью наземное обслуживание. Но опять же, смотря о каких регионах говорить. Если говорить о регионах северо-запада, я боюсь, что это всё-таки останется большей частью самостоятельным рынком, потому что туда можно доехать на автомобиле, а как известно, приграничный туризм никуда не делся. На автомобилях вполне можно добраться самостоятельно.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Ещё интересует вопрос страховок.

    М.ЛОМИДЗЕ: Медицинских?

    А.СОЛОВЬЁВА: Да. Есть ли какие-то проблемы именно для обслуживания на зарубежном рынке?

    М.ЛОМИДЗЕ: Вопрос возникал неоднократно в связи с санкциями и в связи с тем, что некоторые компании по целому ряду причин вынуждены были отказаться от сотрудничества с нашими страховыми компаниями. То есть внутри этого сегмента происходят, конечно, определённые изменения, но по факту для туристов эти изменения не видны. То есть та услуга, за которую заплачено в страховке, всё равно оказывается.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Что касается внутреннего туризма, плавно к нему перейдём. Почему всё-таки у нас внутри страны мало организованного туризма?

    М.ЛОМИДЗЕ: Это логично, потому что как-то странно обращаться к туроператору, если ты можешь сам выбрать очень бюджетный вариант размещения, вплоть до частного сектора, с которым туроператоры не работают, и дальше добираться так, как тебе удобно: на поезде, на собственной машине или на самолёте. То есть то, что внутренний туризм большей частью самостоятельный — это абсолютно логично, понятно. Мы в данном случае не исключение. То, что во всём мире это организованный туризм, а мы опять норовим своим путём пойти — нет, это логично.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Хотя, в принципе, можно делать какие-то интересные пакетные туры, которые могут быть в конечном итоге дешевле, чем самостоятельное бронирование.

    М.ЛОМИДЗЕ: Цена — ключевой момент при выборе варианта — это организация путешествия, и да, такие туры есть. Смотрите, какая интересная история получается. Если мы говорим про организованный туризм внутри страны, то доля организованного туризма важная, большая на массовых направлениях — там, где есть море. Потому что там есть у туроператора возможность работать с оптовой закупкой, назовём это так. Краснодарский край, Крым, Калининград, Ставропольский край — это может быть туроператорский продукт.

    В регионах есть большое количество туроператоров, которые делают, как вы сказали, необычные путешествия, или может быть вполне обычные, но они немножко сложные с точки зрения логистики, доступа к каким-то объектам. И самостоятельному туристу проще присоединиться к этой группе. Но он всё равно считает себя самостоятельным, потому что до места отдыха он добрался сам, и гостиницу он забронировал сам. Но на месте он может воспользоваться услугами туроператора, и таким образом, частично становится организованным. Когда мы говорим «организованные» или «самостоятельный», вопрос в том, кто покупает пакет услуг или кто берёт отдельные услуги. Тех, которые берут отдельные услуги у туроператоров, в нашей стране очень много. А тех, которые берут пакеты, не больше 20%.

    А.СОЛОВЬЁВА: Частично покупают. Я знаю, что есть очень интересные туры на Алтай, и они именно пакетные. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Да, есть.

    А.СОЛОВЬЁВА: Сейчас, насколько я понимаю, очень стала популярна Анапа именно автобусами.

    М.ЛОМИДЗЕ: Анапа была бы популярнее, если бы туда летали самолёты.

    А.СОЛОВЬЁВА: Ну, это невозможно. В связи с этим есть ещё вопрос по поводу Крыма. Что с Крымом в этом году? Туда самолёты не летают, и это проблема, да?

    М.ЛОМИДЗЕ: Ходят поезда, тоже автобусы и тоже машины. Да, это проблема. Но, видимо, это проблема, с которой надо будет пережить сезон, потому что вряд ли до конца сезона ситуация изменится. От Минтранса вчера мелькнуло сообщение, что они думают по поводу не открытия этих аэропортов до конца. Но тем не менее я бы не стала ориентировать сейчас туристов, всё равно надо следить за этими каждую неделю появляющимися сообщениями о том, что аэропорты закрываются ещё на неделю, ещё неделю этот режим продлится.

    В Крыму туристов, конечно, меньше. Я напомню, что там продлён режим антитеррористической опасности. Пока, по предварительным подсчётам, на 25-30% поток будет меньше этим летом. Пока так. Но, тем не менее, дополнительные поезда запущены, что говорит о том, что тот транспортный объём, который был запланирован, его было недостаточно. Спрос всё равно превышал то количество мест, которое было на железной дороге. И автомобильный туризм там тоже есть. Ну, минус 30%, скорее всего, так и будет. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Ещё по теме внутреннего туризма. Сейчас набирает популярность Дагестан.

    М.ЛОМИДЗЕ: Не то слово. Дагестан, Ставропольский край просто бьют все рекорды. И Чечня, и вообще Северный Кавказ. Надо сказать, что закрытие южных аэропортов немножко перераспределило потоки в этом сезоне. Понятно, что за счёт перераспределения эти минус 30% крымские не будут покрыты, потому что ёмкость рынка разная во всех регионах. И та же популярность Дагестана или Чечни, то есть количество людей, которые туда поедут, и это количество в два раза больше, чем было в прошлом году, это всё равно меньше на порядки, чем людей, которые не доехали до Крыма или до Анапы не долетели.

    Но, тем не менее, это перераспределение имеет место быть, и соответственно этим воспользовались туроператоры, которые вместе с Ростуризмом запускают чартеры по определённым направлениям.

    На Кавказ чартерная программа уже отлетала с огромным успехом, аншлаг. И буквально неделю назад были запущены чартеры и в Бурятию, и на Сахалин, и во Владивосток. Чартер — это что такое? Это снижение цены на 25% минимум. Это возможность для очень большого количества людей поехать туда, куда они мечтали, за существенно меньшие деньги.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я, кстати, мечтала во Владивосток слетать.

    М.ЛОМИДЗЕ: Я рекомендую посмотреть чартерную программу, потому что это дешевле, чем билеты.

    А.СОЛОВЬЁВА: Что касается Дагестана, по нему есть вопрос: в Дагестане есть Каспий.

    М.ЛОМИДЗЕ: Есть, но купаться в нём нельзя. Нужно наслаждаться песком и видом Каспийского моря — тоже неплохо. 

    А.СОЛОВЬЁВА: А почему, что нужно сделать, чтобы можно было купаться в Каспии?

    М.ЛОМИДЗЕ: Это вопрос к Роспотребнадзору. Он считает, что там вода, мягко говоря, небезопасна.

    А.СОЛОВЬЁВА: То есть именно с водой связано.

    М.ЛОМИДЗЕ: С состоянием воды исключительно.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я просто думала, что это связано с тем, что там нет нормальных пляжей, чистых.

    М.ЛОМИДЗЕ: Они есть. Пляжи там шикарные. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Но там нет инфраструктуры.

    М.ЛОМИДЗЕ: Есть инфраструктура.

    А.СОЛОВЬЁВА: Есть инфраструктура? Отели есть?

    М.ЛОМИДЗЕ: Да, хорошие отели, замечательные пляжи. Какой-то невероятный песок, он реально переливается на солнце, как будто там золотая крупа рассыпана. Это действительно очень красиво, там можно позагорать. И инфраструктура есть, и люди едут, но купаться нельзя. А мы же не можем без этого, нам же надо.

    А.СОЛОВЬЁВА: Конечно. Собственно, летний отдых связан с морем у всех людей.

    М.ЛОМИДЗЕ: С водоёмом.

    А.СОЛОВЬЁВА: Или с водоёмом.

    М.ЛОМИДЗЕ: Озеро, речка. У нас есть прекрасная река Волга.

    А.СОЛОВЬЁВА: Если ты поедешь на Каспий, то ты просто можешь на него смотреть. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Да.

    А.СОЛОВЬЁВА: Печально на самом деле. Но там ещё есть горы!

    М.ЛОМИДЗЕ: Да, там есть горы, там есть аутентика, там есть потрясающая еда. Это мы перечислили составляющие успеха, история успеха Дагестана на туристическом рынке.

    А.СОЛОВЬЁВА: А как получилось, что Дагестан так «выстрелил»? Это какая-то была целенаправленная программа или это естественно?

    М.ЛОМИДЗЕ: На самом деле, там действительно получается очень разнообразный отдых, он очень комфортный. И с одной стороны, вроде все республики северокавказские как бы похожи по ландшафту плюс-минус, море только есть у Дагестана — Каспий, но как мы уже поняли, что в нём нельзя купаться. Но каждая республика немножечко другая. А в Дагестане получился такой котёл, то есть там можно найти себе развлечение, в пределах разумного, на любой кошелёк и на любой вкус. В остальных северокавказских республиках есть всё-таки определённые правила, ограничения, в том числе инфраструктурные.

    В Дагестане туризм рассматривают, как одну из основных отраслей, которая что-то приносит в экономику республики. Соответственно, там занимаются туристско-информационными центрами, ресторанами, смотровыми площадками, дорогами и так далее. Там более пристальное и более масштабное внимание ко всей туристической инфраструктуре, что обеспечивает более комфортное пребывание туристов на этой территории.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Насколько я знаю, там очень люди расположены к туристам.

    М.ЛОМИДЗЕ: Кавказское гостеприимство. К какому гостю, где не расположены?

    А.СОЛОВЬЁВА: У меня пример, у меня сейчас друзья в июне ездили в Дагестан, им безумно понравилось, потому что барашка закололи.

    М.ЛОМИДЗЕ: Покормили.

    А.СОЛОВЬЁВА: Покормили, и вообще они в восторге! Они были как раз в горах. К Каспию они не ездили. В горах им очень понравилось. На самом деле, это «сарафанное радио», это передаётся, эти гиды, которые работают именно в горах. Они с чабанами даже жили.

    М.ЛОМИДЗЕ: Это же приключение! Это то, о чём потом будешь вспоминать.

    А.СОЛОВЬЁВА: Сейчас у нас «Новости». Я напомню, что это программа «Умные парни». У нас в гостях исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе. Минут через пять мы продолжим.

    НОВОСТИ

    А.СОЛОВЬЁВА: 15 часов 35 минут в российской столице. У микрофона Анна Соловьёва. Здравствуйте. Мы продолжаем программу «Умные парни». У нас в гостях исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе. Продолжаем мы обсуждать туризм, зарубежный и российский. По статистике сейчас российского туризма стало больше?

    М.ЛОМИДЗЕ: Всегда было больше российского туризма.

    А.СОЛОВЬЁВА: Всегда даже?!

    М.ЛОМИДЗЕ: На протяжении всех десятилетий, тридцати лет развития туризма, всегда внутри страны отдыхает больше, чем выезжает за границу. Поэтому каждый раз, когда говорили «доколе мы будем вывозить». Да ёлки-палки, ну нет этого «доколе».  

    А.СОЛОВЬЁВА: SMS-портал +7-925-88-88-948; Telegram для сообщений govoritmskbot. Telegram-канал с нашими последними новостями radiogovoritmsk, там же идёт прямая видеотрансляция эфира и такая же трансляция в социальной сети «ВКонтакте», в официальной группе радиостанции «Говорит Москва». Номер телефона я не буду объявлять, потому что я просто не вижу звонков. Это сложно, когда ты не видишь, принимать звонки.

    Всё-таки я не отстану по поводу внутреннего туризма, меня интересует. Что касается Калининградской области, всё ли в порядке в этом году и каков поток туда? 

    М.ЛОМИДЗЕ: Калининград приближался к рекордам, несмотря на пандемию, в 2021 году; в этом году тоже ожидали рекордные показатели, но пока непонятно, какой будет итог сезона. Спрос достаточно хороший, но в связи со всей этой ситуацией, с возможными блокировками, перемещением товаров, грузов и так далее может так получиться, что спрос будет чуть ниже, чем в сезоне 2021 года.

    А.СОЛОВЬЁВА: А сколько сейчас приблизительно лететь?

    М.ЛОМИДЗЕ: Там что-то облетаем. Сейчас все перелёты, которые были 2,5 часа, теперь 4,5 часа. Примерно так. Мы сейчас с вами разговариваем про разные путешествия, и вот какой у нас получается подытог предварительный. Несмотря на усилия всех стран этого мира, путешествия, тем не менее, возможны и доступны.  

    А.СОЛОВЬЁВА: По нашей блокировке.

    М.ЛОМИДЗЕ: Начиная от пандемии до всего, что сейчас происходит — закрытия неба и так далее. Путешествовать, тем не менее, возможно. Все путешествия стали дольше, дороже, и они невозможны больше спонтанно. То есть так было в благословенном (теперь можем сказать) 2019 году, когда ты решил сегодня, а завтра полетел в Турцию, в Сербию или ещё какую-то страну, где как минимум не нужна виза, то сейчас это невозможно, к этому надо готовиться. Это раз. Второе, всё, что касается гарантий предоставления услуг в туристическом продукте, эти гарантии немножечко начали «плыть».

    В довершение предварительного подытога, серьёзный кризис в мировой авиации. В нашей авиации мы всё понимаем — как, почему и что происходит, а в мировой авиации кризис, связанный с нехваткой персонала. И снимаются сотни рейсов, потому что некому их водить, нет стюардесс, нет обслуживающего персонала. Нарушена логистика с багажом. Реально какой-то коллапс.  

    А.СОЛОВЬЁВА: И у нас всё ещё, кстати, неплохо на этом фоне.

    М.ЛОМИДЗЕ: Возвращаясь к внутреннему туризму. С одной стороны, санкции, серьёзные ограничения. Мы лишены на неопределённое время даже тех стран, которые не причислены к списку «недружественных», и у нас с ними нормальные, дипломатические и торговые взаимоотношения. Но даже их авиакомпании не могут к нам летать, потому что в связи с этой ситуацией — дополнительная страховка, дополнительные риски, которые в связи с этим возникают, и дополнительный рост себестоимости авиационного продукта, который может привести к невозможности его купить.

    Такое ощущение, что последние три года всё испытывает на прочность желание, стремление, готовность людей ездить и желание, стремление, готовность предоставляют людям эти услуги туристические. Мне кажется, что мы из этого клинча как-то выплывем. Начнём с освоения внутренних территорий более пристального и со вкусом.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Нам пишет Анастасия Смит: «3,5 часа лететь в Калининград». А раньше полтора было?

    М.ЛОМИДЗЕ: Да.

    А.СОЛОВЬЁВА: Это даже больше, чем в два раза. Что касается авиакомпаний. Я знаю, что авиакомпания SAS и авиакомпания Finnair на грани банкротства. Вот такая информация. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Справедливости ради скажем, что авиакомпании, которые на грани банкротства, эта грань может продлиться лет десять.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Там уже совсем всё нехорошо у наших соседей северных.

    М.ЛОМИДЗЕ: Мы сейчас загрузим Finnair, мне кажется.

    А.СОЛОВЬЁВА: А, мы сейчас им поможем, да, да, да.

    М.ЛОМИДЗЕ: Насчёт SAS, не знаю.

    А.СОЛОВЬЁВА: «Не понял, почему нельзя купаться в Каспийском море? Окунуться на пару минут — и смерть?» — Андрей.

    М.ЛОМИДЗЕ: Нет, смерти никакой нет. Давайте не будем пугать. Есть люди, которые несмотря на предписание Роспотребнадзора, всё равно купаются. Но есть много лет назад выпущенное и обновляемое предписание, что в Каспийском море не очень чистая вода. Какие последствия наступают, я не знаю, честно говоря. Я не пробовала испытать это предписание на прочность. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Что касается внутреннего туризма, что меня интересует. Меня интересует его развитие в связи с тем, что все обычно жалуются на какие-то проблемы в инфраструктуре, на не очень хорошие отели. Был сейчас какой-то скандал с Алтаем, с туалетами.

    М.ЛОМИДЗЕ: Не помню.

    А.СОЛОВЬЁВА: Или на Байкале. Что-то сейчас было, что говорили «надо делать больше туалетов хороших». Это, кстати, тоже проблема. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Туалеты — это безусловная проблема. Причём, я считаю, это проблема в головах. Потому что даже при возведении объекта современного в XXI веке, такое ощущение, что какая-то железа отсутствует уже при проектировании. Нет у нас такой функции почему-то.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я была на Кавказе несколько лет назад, не так давно. Эта тема тоже была, потому что они есть, конечно, но…

    М.ЛОМИДЗЕ: Они специфические. Потому что там есть традиции определённые, не соответствующие более европеизированной истории. Что касается инфраструктуры внутреннего туризма. Во-первых, не могу не сказать, что у нас есть национальный проект «Туризм и индустрия гостеприимства», согласно которому в инфраструктуре должен наступить порядок. Завтра не наступит полный и идеальный порядок, но какое-то непродолжительное время, года два-три, на это понадобится.

    Второе, за последние два-три года, надо отдать должное Федеральному агентству по туризму (Ростуризму), туризм не просто отраслью экономики внезапно признали, а он стал драйвером развития территорий и возможности решить массу вопросов, в том числе социальных. Да, проблемы есть, совершенно неравномерное у нас развитие. Проблемы с туалетами есть практически везде. Но сейчас я вижу, что это всё будет решаться, потому что появилась инициатива и желание в самих регионах что-то с этим сделать и как-то усовершенствовать свою инфраструктуру. И это здорово. А самое главное, что на это пока есть деньги.

    А.СОЛОВЬЁВА: Какие необычные, нестандартные направления внутреннего туризма появились за последнее время?

    М.ЛОМИДЗЕ: На самом деле, все направления были всегда. Тот же Владивосток, Приморье, Байкал или Алтай, согласитесь, это не новые названия для большинства наших слушателей. Я бы сказала, что происходит перезагрузка и меняется мода на какие-то направления. Не будем трогать константы типа Краснодарского края и того же Крыма, несмотря на все сложности, Санкт-Петербурга и Москвы. Это константы, это вечные направления внутреннего туризма. Но тот же Северный Кавказ, который заиграл новыми гранями и заинтересовал большее количество туристов, та же Бурятия. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Бурятия — это же новое направление.

    М.ЛОМИДЗЕ: Она была всегда. 75% территории Байкала приходится на Республику Бурятия. Как вы думаете, там не было туристов? Они, конечно, были. Другой вопрос, что их было, на мой взгляд, до обидного мало. Такая огромная территория, с такими видами и с такой энергетикой, а туризма массового там не было. Другой вопрос, может и не надо там массового туризма, может быть. Но в Бурятии, кроме Байкала, тоже есть что посмотреть. Та же Камчатка или Сахалин. Все эти названия, все эти места — да, они были, но к ним сейчас появляется другой интерес. И, на мой взгляд, самое главное, что появляется интерес у молодого поколения.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, но Камчатка ведь довольно дорогая или я ошибаюсь?

    М.ЛОМИДЗЕ: Чартеры полетели у нас.

    А.СОЛОВЬЁВА: А внутри, что с отелями на Камчатке?

    М.ЛОМИДЗЕ: Отели есть. Опять же, нельзя сравнивать. Все говорят «а вот в Краснодарском крае столько-то мест». Не будет столько мест, сколько в Краснодарском крае, потому что да, Камчатка тоже стоит на воде, но это не Чёрное море. Отели есть; есть, где остановиться. Пик сезона — июль-август. Понятно, что найти приличные места будет сложно, если заранее этим не озаботиться. Но и весна, и осень — welcome.   

    А.СОЛОВЬЁВА: Ещё по поводу направлений необычных. Сейчас активно поехали на север.

    М.ЛОМИДЗЕ: Русская Арктика, есть у нас такой макрорегион.

    А.СОЛОВЬЁВА: Териберка.

    М.ЛОМИДЗЕ: Это хит уже последние лет шесть.

    А.СОЛОВЬЁВА: После фильма Звягинцева «Левиафан».

    М.ЛОМИДЗЕ: Абсолютно сработало.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я, кстати, сама хотела туда съездить, никак не доберусь. В связи с наплывом туристов там что-то сделали?

    М.ЛОМИДЗЕ: Да. Им удалось, с одной стороны, сохранить то, что показано в фильме — эти все виды; не сказать, что они сильно «причёсанные» и туристические. А с другой стороны, там появилась инфраструктура, там можно остановиться, там появились всякие тропки мощёные. В общем, Териберка сильно поднялась во всех смыслах. 

    А.СОЛОВЬЁВА: На Соловки едут.

    М.ЛОМИДЗЕ: Соловки — хит советских времён.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я ездила на Соловки. К сожалению, туда сложно добираться.

    М.ЛОМИДЗЕ: Теперь полмира у нас сравнилось с Соловками.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я просто уже оскомину всем набила с Соловками, я постоянно про них рассказываю. Сложность в том, что ты плывёшь либо по Белому морю от Кеми и там может штормить. Штормит Белое море очень хорошо. Либо тебе надо из Архангельска лететь на самолёте, а самолёт это Ан-24.

    М.ЛОМИДЗЕ: Да, маленький такой, низенько, низенько.

    А.СОЛОВЬЁВА: Одно время туда были рейсы, они могут всё-таки принимать, там такой маленьких аэродромчик. Типа Airbus 320, такого плана самолёты они могут принимать. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Я не уверена, что они смогут принять Airbus 320, сильно не уверена, потому что там огромная должна быть взлётная полоса. Да, это сложно. Мне кажется, это место заслуживает того, чтобы туда было сложно добраться.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я соглашусь. Потому что РПЦ ограничивает туда туризм.

    М.ЛОМИДЗЕ: Количество посещений.

    А.СОЛОВЬЁВА: Совершенно правильно они делают, потому что это всё-таки заповедник, это заповедная земля. Если туда будет массовый туризм, просто ничего не останется от этой заповедной зоны. Тут говорят, что именно в этом году Роспотребнадзор впервые за много лет разрешил купание на южных пляжах Дагестана. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Мне надо обновить, посмотреть эту информацию.

    А.СОЛОВЬЁВА: Информация ТАСС: Роспотребнадзор впервые за много лет разрешил купание на южных пляжах Дагестана. Проба воды впервые за много лет (вдруг что-то случилось) соответствует качественным гигиеническим нормативам. 

    М.ЛОМИДЗЕ: Надо сказать нашим слушателям, ещё раз громко объявить: на южном берегу Каспийского моря теперь уже можно купаться.

    А.СОЛОВЬЁВА: Мы всем рассказываем, что на южных пляжах Дагестана можно купаться, в Каспии. Так что, вперед! Интересный вопрос Мелкий задаёт: «Почему у нас массово нет шведского стола?»

    М.ЛОМИДЗЕ: Себестоимость продукта. Откуда вообще получается шведский стол? Это когда у тебя оптовая закупка продуктов, и все эти продукты стоят дешёво. У нас так не получается. Шведский стол или all inclusive?  

    А.СОЛОВЬЁВА: Шведский стол.

    М.ЛОМИДЗЕ: Почему у нас нет массово шведского стола? Смотря где. Я стала говорить про all inclusive, про обеспечение шведского стола.

    А.СОЛОВЬЁВА: All inclusive у нас нет?

    М.ЛОМИДЗЕ: Есть. У нас есть all inclusive в Краснодарском крае. Конечно, это не тот объём, который в Турции или Египте. Безусловно, нет. По поводу шведского стола — есть. На самом деле всё, что касается шведского стола, напрямую зависит от объёма туристов. Если отель не массовый, у него загрузка только в выходные, то ему тратиться на шведский стол не имеет смысла. Там не написано, из какого региона вопрос?

    А.СОЛОВЬЁВА: Нет. Просто: «Почему у нас нет шведского стола массово?» Я была в Петербурге не так давно, это был пятизвёздочный отель, там был шведский стол утром. Абсолютно классический шведский стол, прекрасный совершенно.

    М.ЛОМИДЗЕ: Я же говорю: это может быть какой-то отель в каком-нибудь небольшом городе с не очень большим туристическим потоком. Я даже не могу вспомнить, где у нас было без шведского стола.

    А.СОЛОВЬЁВА: Насколько я знаю, в Сочи есть шведский стол.

    М.ЛОМИДЗЕ: Конечно. И в Сочи, и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Самаре, и в Барнауле.

    А.СОЛОВЬЁВА: В отелях с нормальной звёздностью обычно всегда есть шведские столы; завтраки, и не только завтраки, ужин — тоже шведский стол. Спрашивает 036-й: «Есть ли туры в такие регионы, как Сонково, Пестово, Удомля?»  

    М.ЛОМИДЗЕ: Это не регионы, это города. Причём, по-моему, это чуть ли не Московская область.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Это мне надо проверить!

    М.ЛОМИДЗЕ: Туров туда нет, но какие-то туристические программы с возможностью посещения этих городов. Я, правда, сходу не вспомню. Но что мешает самому организовать себе туристическую поездку.

    А.СОЛОВЬЁВА: А что касается Золотого кольца, всегда были туры по Золотому кольцу.

    М.ЛОМИДЗЕ: Были и есть.

    А.СОЛОВЬЁВА: Это классика. Садишься в автобус и едешь. 370-й спрашивает: «А какая ситуация с Таиландом? Возможно ли самостоятельно путешествовать?»

    М.ЛОМИДЗЕ: Возможно, если удастся забронировать гостиницу на каком-то портале. С Таиландом, какая история: Таиланд очень активно обсуждает запуск прямых рейсов. Но я хочу подчеркнуть два раза: обсуждает, пока их нет, и сроки их запуска вообще непонятны, они неизвестны. Это опять же страховка. Они говорят про полёты своих авиакомпаний, «Тайских авиалиний» и ещё ряда авиакомпаний. Российские авиакомпании туда летать не могут из-за санкций, из-за лизинговой истории. Поэтому сейчас в Таиланд можно добираться только со стыковкой. Опять же, в основном через Арабские Эмираты, Бахрейн, можно через Индию. Можно самостоятельно организовать поездку, купив билет на такой рейс и самостоятельно забронировав себе отель. Каким образом самостоятельно забронировать отель, я не подскажу. У туроператоров продукт есть, можно обратиться к туроператорам. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Я, честно говоря, вообще не понимаю, зачем самостоятельно ехать в Таиланд?

    М.ЛОМИДЗЕ: Очень многие ездили в последние годы.  

    А.СОЛОВЬЁВА: Это раньше.

    М.ЛОМИДЗЕ: С 2019 года 40% потока были самостоятельные, в основном из регионов Дальнего Востока и Сибири. 

    А.СОЛОВЬЁВА: В Таиланд нет прямых рейсов, потому что должны быть широкофюзеляжные, дальнемагистральные самолёты?

    М.ЛОМИДЗЕ: У нас нет таких самолётов, которые не в лизинге.

    А.СОЛОВЬЁВА: Которые не попадут под арест. То есть Таиланд не гарантирует.

    М.ЛОМИДЗЕ: Честно сказал, да. 

    А.СОЛОВЬЁВА: «Был на той неделе возле Плещеева озера. На удивление отличный шведский стол на базе отдыха», — Эндрю пишет. Я соглашусь. «У меня брат на лето уехал в Таиланд, на Самуй».  

    М.ЛОМИДЗЕ: Молодец!

    А.СОЛОВЬЁВА: Это возможно. И можно также стыковыми рейсами куда угодно уехать.

    М.ЛОМИДЗЕ: Всё возможно, просто дорого и долго.

    А.СОЛОВЬЁВА: А что касается Кубы и что касается вообще Латинской Америки, как там дела?

    М.ЛОМИДЗЕ: Это боль. Никак пока.

    А.СОЛОВЬЁВА: Нет сейчас туров на Кубу?

    М.ЛОМИДЗЕ: Нет. Там надо будет делать две стыковки. Через Европу стыковка невозможна. Через Азию, вы понимаете. Лететь на Карибы через Азию, это очень долго. Поэтому, по сути, пока Карибский бассейн закрыт. Венесуэла твёрдо намерена запустить свою авиакомпанию, которая будет летать  Москва, Питер. Наверное, скорее всего, начнут с Москвы. Но пока их авиакомпания тоже не объявила о дате запуска таких рейсов. Венесуэла очень быстро сориентировалась в сложившейся ситуации. Они обсуждают там, чтобы можно было принимать карты «Мир»; чтобы можно было из Венесуэлы полететь в Доминикану; из Венесуэлы полететь на Кубу. То есть очень активное движение идёт. Но пока сроки запуска непонятны. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Будем надеяться на лучшее. Время подходит к концу, к сожалению, нашей программы. Я напомню, что у нас в студии была исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе. Мы весь туризм обсудили, и внутренний, и внешний. 

    М.ЛОМИДЗЕ: И ещё сколько осталось!

    А.СОЛОВЬЁВА: Спасибо вам большое, Майя, за интересную беседу.

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus